Опубликовано: 20 июль 2016 г.

Можно ли победить на незаконных выборах президента



На многотысячных митингах протеста в 2015 году идея общенародных выборов президента превратилась в требование. Фото: today.md На многотысячных митингах протеста в 2015 году идея общенародных выборов президента превратилась в требование. Фото: today.md

С самого начала история с общенародными выборами президента в Молдове выглядит какой-то неблаговидной, чем-то вроде политической комбинации, и оттого вызывает множество вопросов.

Когда и как власти начали «большую и некрасивую игру»

Как мы знаем, на протяжении десятков лет опросы общественного мнения показывали, что подавляющее большинство граждан отдает предпочтение прямым выборам президента, а не парламентским. А после того как евробольшинство (и примкнувшие к ним депутаты) превратили все в карикатуру и с какими-то махинациями избрали главой государства Николае Тимофти, молдаване поняли, что перемены в этом вопросе уже перезрели.

На многотысячных митингах протеста в 2015 году идея общенародных выборов президента превратилась в требование.

Однако депутаты, несмотря на то, что мандат Тимофти был близок к завершению, изменять Конституцию не спешили.

И тогда группа активистов Гражданской платформы DA решила собрать подписи, чтобы провести референдум о прямом избрании президента.

Конституционный суд подозрительно быстро дал положительное заключение по вопросу организации референдума о внесении изменений в Основной закон. Произошло это 10 ноября 2015 года. Так же оперативно действовала и ЦИК во главе с Юрием Чоканом.  Возможно, эта высокая скорость объяснялась тем, что 3 ноября того же года в КС обратились либерал-демократы и социалисты  с просьбой дать заключение к поправкам в Основной закон. Их целью также было возвращение к всенародному избранию президента. И нельзя исключить, что власти тогда и начали свою большую и некрасивую игру, завершившуюся решением Конституционного суда от 4 марта 2016 года.

Конституционный суд «жонглирует» решениями

Не все, возможно, уже помнят, что до этого исторического вердикта КС, объявившего о переходе вновь к формуле всенародного избрания президента, было еще одно любопытное решение.

29 февраля 2016 года КС отклонил предложение оппозиции перейти к прямым выборам президента через изменение Основного закона в парламенте. 
Судьи подчеркнули, что подобный проект об изменении Основного закона должен включать не только порядок избрания и отставки президента страны, но и отвечать другим ключевым проблемам. Среди них - обращение к четкому выбору формы правления, прояснение полномочий главы государства, парламента и правительства, внесение положений о сотрудничестве и взаимном уважении между ветвями власти.

И вдруг, всего через несколько дней, 4 марта, принимается новое решение, делающее сбор подписей бессмысленным и отвергающее референдум.

И в результате в парламенте изменить Основной закон нельзя, на референдуме – тоже. Получите выборочную отмену конституционных норм, действовавших 15 лет.

Когда всматриваешься в нюансы и выстраиваешь всю цепочку фактов, приходишь к выводу о том, что решение Конституционного суда было коварным умыслом и наглым вмешательством в политический процесс. Как и в случае, когда КС запретил персонально Владу Филату выдвигаться кандидатом на пост премьер-министра.

А что, если Воронин прав?

Поскольку черт в очередной раз был найден в деталях, у очень многих политиков, аналитиков, экспертов и общества в целом сложилось мнение, что решение КС от 4 марта с.г. является сомнительным и заданным.

Именно об этом недавно напомнил Владимир Воронин, когда назвал будущие президентские выборы «неконституционным актом». Он сказал: «Эти выборы будут незаконными. Как левые, так и правые партии должны бойкотировать их. Избранный президент будет незаконным. Этого президента не будут признавать, главы государств не пожмут ему руку и не приедут в Молдову с официальным визитом».

Вряд ли данное заявление лидера ПКРМ можно отнести к элементам предвыборной тактики. Воронин – один из самых опытных молдавских политиков, он великолепно осознает уровни компетенции всех ветвей власти, и свой вывод сделал, основываясь на ясном понимании ситуации. Да, как и многие другие политики, он сделал немало ошибок и совершал противоречивые поступки. Но в данном случае важно не это, а подход к проблеме. И даже если коммунисты изменят в  будущем свое мнение и включатся в предвыборную гонку, сам по себе вопрос остается, и ситуация впоследствии может быть использована для политической игры, спекуляций и еще одного непредсказуемого решения.

Важно осознать структуру момента: если на самом деле нынешние действия так называемого «парламентского большинства», ЦИК, электоральных конкурентов являются ошибочными, а формулировка «незаконные выборы» точно отражает действительность, то все население вовлекается властями в опасную авантюру с далеко идущими последствиями.

Нужно не забывать, что такое положение вещей фактически навязано «парламентским большинством». И это «большинство» не сформировано в виде партийных альянсов, а является результатом рейдерских атак на ПКРМ, ЛДПМ, переманивания депутатов, угроз, шантажа, а также подкупа, хоть и не доказанного. И даже если существует определенный консенсус большей части политических сил в виде проявленного желания участвовать в выборах, это, опять же, не является доказательством их легитимности.

Какому решению КС следовать?

Почему к будущим выборам по-прежнему возникают вопросы?

Во-первых, по закону № 1115-XIV о внесении изменений в статьи 78 и 85 часть (4) Конституции есть два решения КС. И получается так, что второе от 4 марта 2016 года отменяет первое. Однако первое также было «окончательным и обжалованию не подлежит», как и все акты КС. Вопрос: каким именно решением обязаны руководствоваться законопослушные граждане и политики? Двусмысленность ситуации в том, что и одним, и другим. И это зависит от точки зрения и целей.

Кроме того, напомним, что, рассматривая закон в целом, судьи нынешнего состава Конституционного суда, как хирурги, удалили одну часть «тела», а другую – положение о возрастном ограничении кандидата в 40 лет - сохранили. И таким образом расчленили закон, лишив его изначальной целостности. Хотя в решении от 29 февраля 2016 года сам КС предлагал законодателям подходить к данным же вопросам не выборочно, а комплексно. И если такая наша трактовка является справедливой (а мы надеемся, что так  оно и есть), то, как следствие, нарушается право огромного количества людей стать кандидатом в президенты, а избирателям проголосовать за такого кандидата.

Почему «машина для голосования» промолчала?

Во-вторых, закон о Конституционном суде четко регламентирует действия участников законодательно процесса.

Так, статья 28-1 «Обязанность исполнения актов Конституционного суда органами публичной власти» четко предписывает в п.(1), что «правительство не более чем в трехмесячный срок со дня опубликования постановления КС представляет парламенту проект закона о внесении изменений и дополнений в нормативный акт или его часть, признанные неконституционными, или о признании их утратившими силу. Соответствующий проект закона должен рассматриваться парламентом в первоочередном порядке».

Разумеется, могут внести такие изменения и сами законодатели. Важно, чтобы парламент в трехмесячный срок вернулся  к положениям закона, признанным неконституционными, и вновь рассмотрел их с учетом принятого решения.

Другими слова, для того, чтобы впоследствии не возникло новой юридической и политической коллизии, парламенту следовало бы обсудить вновь весь комплекс конституционных поправок, получить заключение Конституционного суда по ним и утвердить их. Вне всякого сомнения, учитывая, что собрано более 400 тысяч подписей (пусть даже какой-то небольшой процент из подписных листов содержал нарушения), можно было бы провести и референдум по данному вопросу, включая наделение президента новыми полномочиями. Лишь после таких действий парламента можно было бы говорить, что ситуация с выборами президента является юридически безукоризненной и - что еще более важно – понятой и одобренной подавляющей частью общества.

Однако поскольку так называемое «парламентское большинство» (а если бы точным, «машина для голосования» Влада Плахотнюка) отказалось рассматривать весь комплекс конституционных вопросов, то сами будущие выборы могут быть поставлены под сомнение.

«Страховки» Плахотнюка на случай поражения

И мы не можем исключить, что такое восприятие ситуации также было частью общего плана.

Мы видим, что у клана ДПМ есть большие опасения по поводу победы их кандидата. Несмотря на то, что сейчас активно пропагандируется нынешний премьер Павел Филип и на выборах у него будет административный ресурс, а также формальный лидер ДПМ Мариан Лупу, по-прежнему их шансы нельзя рассматривать как высокие.

О том, что Плахотнюк боится поражения на выборах, говорит и факт включения одиозного Юрия Чокана в новый состав ЦИК. Также сокращены сроки на предвыборную агитацию, введен сбор подписей. Кроме этого, снижен порог явки избирателей на выборы.

Введено электронное голосование по интернету для граждан, находящихся за пределами страны. При наличии финансовых и организационных ресурсов власть также может использовать эту новую лазейку. И без доступа к системе голосования вы не сможете проконтролировать ситуацию с точки зрения искажений и манипуляций. Опыт западных стран, в том числе президентских выборов 2004 году в США, показывает, что современные технологии открывают для фальсификации широкие возможности.

Будут использоваться и традиционные для Молдовы формы административного принуждения голосования за кандидата власти, подкупа избирателей, махинаций со списками и другие приемы.

Также мы видим, что власть уже яростно размахивает своим информационным мечом, выпустила на позиции «лучников» и  ведет непрерывные пиар-атаки на электоральных конкурентов. Больше всех достается лидеру партии Гражданская платформа DA Андрею Нэстасе, из которого лепят образ самого отъявленного «негодяя» и «преступника» Молдовы. Постоянно звучит критика и в адрес Майи Санду. Словом, под каток олигархических СМИ по очереди бросают всех будущих конкурентов партии власти.

«Ружье» из пьесы обязано выстрелить

Поскольку все это делается загодя, когда официальный кандидат от ДПМ не объявлен, то говорит о слабых шансах «человека Плахотнюка» и его сильной уязвимости.
В подобной ситуации должны существовать варианты, когда победа на выборах будет достигнута даже в случае проигрыша кандидата правящего режима.

И мы не можем исключить, что сам переход к всенародным выборам президента с помощью решения Конституционного суда и отсутствие реакции депутатов в виде принятого закона, изменяющего Конституцию, изначально рассматривались как лазейка. Так сказать «ружье», которое должно выстрелить в конце пьесы. И в определенный момент «вдруг» мы узнаем, что Воронин был прав, и выборы были «неконституционным актом».

Избиратели-статисты

Впрочем, эта двусмысленность должна насторожить и, возможно, заставить что-то предпринять и других политиков. В конце концов, из-за действий власти ситуация может сложиться именно так, что честнее и правильнее будет бойкотировать выборы, как и предлагал Воронин.

Если изначально, имея отправной точкой сомнительное решение КС, общенародные выборы президента превращаются в фарс или нелегитимную политическую операцию, то граждане также должны понимать в чем они участвуют. В честных и справедливых выборах или в имитации, постановке с предопределенным исходом? И сегодня перед избирателями уже стоит вопрос: стоит ли быть статистом в грязных играх политиков?

Если не задумываться над такими вопросами, то главным пострадавшим в итоге опять будет сам молдавский народ.

Автор публикации: autoRSS
Просмотров: 243
Комментарии Ответить через Вконтакте Ответить через Facebook
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Код:
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите код: