Опубликовано: 19 август 2016 г.

Жители проданной с аукциона Грушевки: Наша семья живет здесь с 1870 года, оставьте нас в покое!



19.08.2016, 15:59

Фото: tut.by

Люди годами благоустраивали свое жилье, а теперь должны его покинуть.

Продавать с аукциона землю в частном секторе столичной Грушевки начали давно. Выставляют ее на аукцион частями, поэтому уже несколько лет здесь вперемешку стоят двухэтажки, частные дома и высотные «столбики», сообщает tut.by.

Очередной кусок усадебной застройки выставили на аукцион в июле. Под снос должен пойти ряд домов на улицах Грушевской и Разинской и в Грушевском переулке. Торги назначены на сегодня, на 11 утра. В Минском городском центре недвижимости рассказали, что заявка на участие есть. Участок продали единственному заявителю по начальной цене, увеличенной на 5% - обошелся примерно в 1,5 миллиона долларов.

На аукцион этот участок выставляли не в первый раз — уведомления жители Грушевки получают два раза в год, последнее было в феврале. Тогда торги, как и много раз до этого, не состоялись. Но об этом аукционе местные узнали случайно — уведомлений в этот раз не было. Хотя о том, что их дома не в этом, так в следующем году снесут, местные жители слышат от чиновников с 1966 года.

— Вот здесь, у нас за забором, стоял дом моей одноклассницы, — рассказывает житель одного из частных домов на Разинской Валерий. — Когда мы закончили школу, в 89-м году, их дом снесли, чтобы построить высотку. Как видите, до сих пор здесь стоит бурьян. Ничего строить даже не начинали. Зенитный переулок, который пустует много лет, тоже не застраивают.

Таких пустых участков здесь полно. Людей отселяли и сносили под предлогом большой стройки, а на деле все это больше 25 лет стоит колом. Почему не строят на этих пустых участках, местные жители не понимают.

Среди тех домов, что подпадают под снос, есть и заброшенные, и добротные. Хозяева последних, а их большинство, конечно, против сноса категорически.

Сам Валерий родился и вырос в доме, где живет уже пятое поколение его семьи.

— Вот эти кирпичи в земле — это фундамент дома, в котором жили мои прапрабабушка и прапрадедушка и родилась моя прабабушка. На кирпичах стоит 1870 год, — показывает нам остатки фундамента хозяин. — Вся наша семья жила здесь всю жизнь, еще когда улица была не Разинской, а Иосифовской. И все слышали про снос не раз.

Жителям Грушевки запрещали реставрировать дома, делать пристройки, сараи и т.п.

— Моя бабушка жила здесь до самой смерти. Нам не разрешали даже домашний телефон сюда провести, чтобы она могла вызвать себе скорую, если что-то случится. Мобильных телефонов тогда не было. И нам все говорили: вас снесут, ничего не делайте — никто компенсировать затраты не будет, — говорит хозяин дома. — Бабушка так и умерла, не дождавшись сноса. А нам про него дважды в год продолжают слать уведомления. Но об этом, августовском аукционе, мы узнали случайно, от соседки.

Несмотря на запрет что-то строить, семья Валерия реконструировала дом, сделала пристройку, сарай. И за все это ответственно заплатила штрафы. Коммуникации в дома тоже вся улица вела сама.

— Я же нормальный человек и хочу жить в нормальных условиях. Поэтому делали все, за все платили штрафы, и все узаконили. Так что на все у меня есть документы. Правда, сейчас уже решил не делать капитальный ремонт в доме, потому что просто обидно, если действительно снесут. И последние 10 лет не покупаю ничего из того, что нельзя взять и увезти. Мы даже заказали новый забор, и хорошо, что не успели оплатить, — за два дня до этого узнали об аукционе. И стройматериалы для крыши лежат пока без дела.

— Вы понимаете, если бы земля действительно нужна была государству, например, на проведение метро, мы бы тогда не удивлялись. А так понастроят здесь снова панелек, которые никому не нужны, — говорит мама мужчины Валентина Андреевна. — Такой район хороший, красивый, уютный. Почему не сохранить Грушевку, не раздать людям землю, которая тут пустует. Люди бы построились с удовольствием. Мы тут никому не мешаем: с одной стороны здесь железная дорога, с другой — завод медпрепаратов и вагоноремонтный завод. Зачем сносить наши дома?

Дом у Валерия приватизирован, а земля в пожизненном наследуемом владении. Участок немаленький — больше 15 соток. Четыре года назад, при очередных слухах о сносе, к мужчине даже приходил потенциальный инвестор. Тогда хозяин дома сделал оценку своего имущества: оно стоило 225 тысяч долларов. Поэтому мужчина сказал инвестору, что отселится лишь на участок не дальше 1 километра от МКАД и не менее 15 соток, на которых будут все коммуникации.

— Инвестор сказал, что дать мне такую компенсацию не сможет. А ведь все четко по закону. Хотят снести — пусть дают достойную замену, в квартиру мы не поедем. Но так все и заглохло, — говорит мужчина. — Смешно, что у нас каждый год назначают каким-то годом, и один из них был Год родной земли. И людей с этой земли гонят! Абсурд какой-то.

Хозяин дома в Грушевском переулке говорит, что на то, чтобы уезжать в квартиру из дома, где есть все, согласиться невозможно.

— Конечно, мы против сноса. А особенно против из-за того, что нормальную компенсацию не дают. Дают квартиру. Но у меня тут и гараж, и баня, и сарай, и сад, и дом на 160 квадратов. На что я могу рассчитывать? На две трехкомнатные квартиры максимум. Но разве это сопоставимо? — удивляется Анатолий Михайлович. — В нашей стране порядка нет. Все законы направлены против людей. Скорей бы это закончилось.

Автор публикации: autoRSS
Просмотров: 109
Комментарии Ответить через Вконтакте Ответить через Facebook
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Код:
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите код: