Юрий Хащеватский: С Лукашенко уже все ясно » Земляки |Новости СНГ
Беларусь / 11 ноябрь 2019 Просмотров: 227

Юрий Хащеватский: С Лукашенко уже все ясно


Юрий Хащеватский: С Лукашенко уже все ясно

Но непонятно, сколько продлится кризис, который обязательно приведет к финалу. Фильм блогера NEXTA, журналиста Степана Светлова «Лукашенко. Уголовные материалы» за пять дней набрал миллион просмотров на YouTube.


В чем же феномен фильма? «БелГазета» разбиралась вместе с известным кинорежиссером Юрием Хащеватским, который еще в далеком 1996 г. снял фильм «Обыкновенный президент».

— Документальное кино обладает огромной силой, даже предвидения. Приведу пример. Когда я в 2009г. заканчивал монтаж фильма «Лоботомия» (фильм о российской агрессии в Грузии), кадры, запечатлевшие революцию роз (словно что-то меня толкнуло), я назвал революцией достоинства. Дело не в том, что я такой умный (я умный, конечно, но не настолько), а в том, что документальное кино проявляет самые важные струны, импульсы жизни, исследуя пружины, мотивы, которые движут общество. Сегодня, в том числе и на постсоветском пространстве, началась битва людей за свое достоинство. Не случайно и украинская революция названа революцией достоинства. Могу привести десятки, сотни предвидений, которые не я сделал в своем документальном кино, а документальное кино сделало для меня. Если, конечно, делать кино профессионально.

Сегодня наблюдается другой подход, потому что к искусству документального кино присоединилось много молодых, талантливых, энергичных блогеров. Тем не менее, они еще не обучены кино, их горячность, их температура выше их возможностей. Хотя это очень хороший процесс: молодой человек 25-летнего возраста имеет передо мной преимущество лет в 50, чтобы обрести связь с миром идей, который витает над нами (по Платону) и научиться оттуда черпать вдохновение. Дело не том, что ты молодой, энергичный, талантливый или бесталанный, а в том, что все человеческие озарения, как стихия, приходят откуда-то сверху, и мы даже не знаем их источник.

«МОЕ ПОКОЛЕНИЕ ЗНАЕТ О ЛУКАШЕНКО ВСЕ»

— Но нас испортило телевидение, называвшее документальными фильмами очень интересные программы, которые были документальными фильмами только по бухгалтерским ведомостям. И эта тенденция продолжается. Замечательная работа Навального, собравшая колоссальное количество просмотров, которую называют фильмом, на самом деле не фильм: очень интересное исследование того, что происходит в России.

То же можно сказать и о работе блогера NEXTA «Лукашенко. Уголовные материалы», которая сопоставима с работой Навального. Это очень важная констатация фактов, о которых огромное количество людей даже не знает. До сих пор все эти факты не собирали вместе, за что перед замечательным парнем надо снять шляпу.

Многие просто не отдают себе отчет, что с момента прихода Лукашенко к власти прошло целых 25 лет, выросло новое мощное поколение — более образованное, более энергичное, более оснащенное технически. Когда Лукашенко разгонял Центризбирком во главе с Гончаром, людям нового поколения было по два-три года, они еще под стол пешком не ходили, а ползали.

Но в такой подаче материала скрыты свои рифы. Я не хотел бы критиковать работу NEXTA, но хотел бы объяснить молодому парню одну вещь. Фильм сделан не просто со злостью — с ненавистью, а ненависть делает нас слабыми. Одно дело, когда мы ненавидим на кухнях (дома, в приватной жизни, мы расслаблены, позволяем себе больше: сморкаемся, ходим в туалет, но не выносим это на публику). А когда мы выходим на аудиторию, мы ведем себя несколько иначе; в этом нет лицемерия.Думаю, именно из-за презрения к лицемерию парнишка и вылил столько ненависти, он не хотел ее скрывать. Действительно, ненависть скрывать не надо, ее нужно сдерживать, потому что ненависть делает нас слабее.

Мое поколение знает о Лукашенко все, оппозиция знает все досконально. Многие так и отзывались о фильме: мы все уже знаем. А мне уже неинтересно про Лукашенко делать кино, потому что мне с ним уже все ясно. Он как данность: например — мы сидим, смотрим через окно и видим плохую погоду. И мы знаем: на дворе плохая погода. 25 лет мы рассказываем, какая на улице плохая погода.

Все 25 лет именно так и происходит. Каждый считает себя единственно правым, каждый (почитайте форумы) знает, как надо бороться с режимом. Сколько раз я слышал: оппозиция не предлагает привлекательные программы. Да столько программ уже написано, что вы замучаетесь все читать, просто вы не удосужились их прочитать. И я знаю почему. Белорусское общество очень серьезно отличается от западного. Западная, атлантическая цивилизация выросла из частной собственности, из почтения к частной собственности, из закона, который эту частную собственность защищает, отсюда и все остальное: и демократия, и законопослушность. А мы, наша цивилизация, выросла из собственности на людей — никакой другой собственности нет.

«ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ КИНО — ВСЕ-ТАКИ ИСКУССТВО»


— Не эта ли ненависть, пронизывающая фильм «Лукашенко. Уголовные материалы», и монетизировала его в миллионные просмотры?

— Да, и это очень интересный и многозначительный факт. Все это свидетельствует о том, как сегодня в Беларуси относятся к власти: с ненавистью, которая стопроцентно совпала с нынешним состоянием большинства белорусов. И в этом присутствует огромный минус. Знаете почему? Я узнал причину через несколько лет после «Обыкновенного президента».

Я заметил один отрицательный феномен: люди, желающие проявить оппозиционность, смотрели «Обыкновенный президент» под одеялом, грубо говоря, и на том считали свою оппозиционность исчерпанной. Так и здесь: посмотрят фильм блогера, вывалят энергию ненависти, поненавидят вместе с кино нашу власть, но на выборы не пойдут и за оппозиционного кандидата не проголосуют.

Вот поэтому я и говорю: ненависть делает нас слабее. Главный итог — не получить заряд ненависти от этого кино, а выплеснуть свою ненависть. А выплеснув ее, тебе уже не с чем идти на улицу. Но это сказано не в упрек замечательному парню, который сделал очень важное и нужное кино.

— Но это не документальный фильм в классическом понимании.

— Конечно же, нет. Документальное кино — все-таки искусство. Фильм NEXTA я бы назвал уголовной хроникой властвования Лукашенко. Это научно-популярный, просветительский фильм. В нем присутствует один из признаков документального кино, но какой-то перевернутый. Одной из самых отличительных особенностей документального кино (вы не поверите!) является субъективность. Более того, любой художник всегда субъективен. Настоящая объективность невозможна и не нужна в одном отдельном произведении. Главный признак любого художественного произведения — субъективизм. Шекспир был субъективен, Пушкин был субъективен - все великие были субъективны, все писали о своем. Почему? Человек не может быть объективным, потому что не знает всей многогранности событий. Но у него есть одно объективное оружие - собственные субъективные ощущения. Если человек не врет самому себе, рассказывает правду о том, что он чувствует, — это уже объективно.

— Давайте вернемся к вашему фильму «Обыкновенный президент». Оглядываясь назад, можете сказать, что больше изменилось за годы, прошедшие с премьеры фильма - главный герой? Страна? Автор? Или ничего?

— Мало что изменилось — в том-то вся проблема. Все подходили ко мне и спрашивали: когда будет продолжение? А я разводил руки, потому что видел: никакого продолжения не будет. В 2006г. мы увидели «Плошчу», по мотивам которой я сделал одноименный фильм. Тогда произошел определенный поворот — в стране появилось новое поколение, молодое, образованное, интересное, цивилизованное, которое должно было повести страну вперед. «Плошчу» я делал с огромным наслаждением, потому что почувствовал: в стране многое изменилось. Но после 2006-го жизнь снова остановилась, замерла.

«ЛОВУШКА ВНУТРИ КАЖДОГО ИЗ НАС»

— Мне часто возражают: посмотри, сколько вокруг понастроено! Нет, ребята, это бешеные российские бабки, которые пилили между своими, а на самом-то деле страна остановилась. И уже 25 лет стоит на одном месте! Я не завидую тому, кто придет после Лукашенко и захочет что-то изменить — это будет невероятно сложно.

Сегодня общество должно понять: мы подошли к такому краю, с которого просто так, без больших экономических потрясений, уже не выбраться. Либо своя страна, свой дом, либо надо наниматься в служанки к «большому брату».

Лукашенко практически все уже отдал России. Я не призываю ругаться с ней — со всеми соседями надо жить ровно. Но при этом нужно понимать, что мы живем рядом с имперским медведем, готовым проглотить все. А поскольку у него медвежья болезнь, он все очень быстро переваривает и вываливает наружу в виде сами знаете чего.

— Но ведь Лукашенко пока и не собирается уступать свое место никому.

— К сожалению, да. И опять-таки обратите внимание на вашу формулировку: он не собирается уступать. Один человек не собирается перестать мешать жить девяти с половиной миллионам человек. Оказывается, это зависит именно от него, а не от нас.

— Да, страна попала в ловушку.

— Но ловушка не внешняя, а внутренняя — она внутри каждого из нас. Страх, зависть по отношению к другим, лицемерие, ханжество, желание подлизаться к властям, желание стучать, желание получить преимуществ за счет послушания сидит внутри многих, в обществе.

— Сегодняшнее положение Лукашенко, игры в «союзную интеграцию» с Россией не вызывает у вас желание снять продолжение «Обыкновенного президента»?

— Видно, что уже идет финал, но непонятно, сколько продлится кризис, который обязательно приведет к финалу. Трудно сказать, чем все кончится. Но если я доживу до финала, материалов для фильма о финале сколько угодно. Я когда-то мечтал снять фильм «Обыкновенный финал».

— Не возникало ли у вас когда-нибудь желание снять сиквел и приквел «Обыкновенного президента»? Или, напротив, переделать картину в модный сейчас сериал - «Обыкновенный президент. Первый сезон», «Обыкновенный президент-1, 2, 3»?

— Вы знаете, два раза войти в одну реку нельзя. Фильм «Обыкновенный президент» основан на вечной истории — как человек идет во власть и как он меняется во власти. О том же «Ричард Третий» у Шекспира — я не сравниваю, просто тема действительно вечная. Лукашенко пришел, а что делать дальше — не знает. Как снимать фильм о том, что кто-то не знает, что ему дальше делать? Получается уже «В ожидании Годо» у Беккета — пьеса абсурда. Он что-то меняет, переставляет кого-то, создает для себя видимость деятельности, а на самом деле ничего не происходит. Поэтому сиквел я бы не хотел снимать, а финал я бы снял. Ведь «Плошча» — по сути тоже продолжение «Обыкновенного президента». А финал — сделаю, если доживу.

По материалам
Комментарии к новости
Добавить комментарий