Почему Белоруссия не станет частью России и зачем Лукашенко зовет Россию к себе » Земляки |Новости СНГ
Беларусь / 13 июнь 2019 Просмотров: 300

Почему Белоруссия не станет частью России и зачем Лукашенко зовет Россию к себе


 Почему Белоруссия не станет частью России и зачем Лукашенко зовет Россию к себе

Министр финансов, первый вице-премьер и, судя по многим признакам, фактический глава российского правительства Антон Силуанов рассказал о том, что Россия не планирует выплачивать какие-либо компенсации Белоруссии за налоговый маневр, пока не будет прописан детальный план интеграции двух государств. Это выглядит весьма ответственным заявлением, последствия которого, кажется, могут быть очень серьезными.

Но сперва – азбука проблемы. Что не так Налоговый маневр – постепенное упразднение экспортной пошлины на нефть и нефтепродукты при одновременном росте налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ). Последствия налогового маневра для России – продавать нефть за рубеж и внутри страны будут по одинаковым правилам и по одинаковым ценам; экспорт станет еще выгоднее, чем сейчас Последствия налогового маневра для Белоруссии – страна потеряет привилегированное положение как член Таможенного союза.

Сейчас наш западный партнер покупает нефть дешевле, чем, например, Польша, поскольку в эту цену не включена экспортная пошлина (между прочим, 80 долларов за тонну, до 16% общей цены). После завершения маневра условия для Белоруссии и Польши уравняются. Требования Белоруссии – Россия должна компенсировать убытки или сделать так, чтобы Минск и далее получал нефть по льготным ценам, перерабатывал ее в бензин и продавал Москве уже по рыночным ценам.

Позиция России – вопрос компенсаций должен быть увязан с дальнейшей интеграцией, ведь нет смысла давать льготные условия совершенно постороннему государству Важный нюанс – налоговый маневр неизбежно приведет к повышению цен на бензин, и по цепочке на все товары для граждан России.

Но им никто выплачивать компенсации не собирается – напротив, повышают налоги. Вместе или порознь Об интеграции России и Белоруссии говорят едва ли со времен их дезинтеграции в 1991 году – экономики двух стран тесно переплетены, политически страны, как минимум на словах, в одной упряжке, язык в целом общий, да и различия между этносами невооруженным глазом не разглядеть. В XXI веке усилиями ловкого белорусского президента Россия стала фактически спонсором Белоруссии, и понятно, что Москва хочет иметь за это что-то более ощутимое, чем заверения в дружбе.

Белоруссия, например, официально считает Абхазию и Южную Осетию территорией Грузии, а Крым – территорией Украины, причем даже не скрывает, что вопрос признания произошедших изменений – экономический, кто больше даст – Европа или Россия. Таким образом, Белоруссия не представляет для России никакой ценности как субъект международных отношений – в отличие от сателлитов США наши союзники отличаются и своенравием, и непредсказуемостью.

В связи с этим встает вопрос, почему мы вообще должны помогать независимой Белоруссии, а тем более выплачивать ей некую компенсацию только за то, что готовы продавать нефть по нормальной рыночной цене Понятно, что в России сильны голоса, призывающие прекратить кормить Синеокую, пока она не является частью нашей страны, а не абстрактного Союзного государства.

Особенно усилились эти разговоры, когда некая остроумная голова вбросила версию о том, что Владимир Путин намерен сохранить власть после 2024 года, став главой этого самого Союзного государства. В рамках подготовки к этому маневру, безусловно, требуется подготовить соответствующий трон, придав ему конкретность и значимость.

Кому в кого войти Александр Лукашенко не так давно предложил остроумное решение проблемы: включить Россию в состав Белоруссии. Строго говоря, в России такие призывы с некоторых пор являются уголовно наказуемым преступлением, поэтому мы не будем их поддерживать, но согласимся, что первична суть, а не форма.

Великая Белая Русь от Польши до Японии смотрелась бы довольно эффектно – а Крым, вероятно, вернулся бы на Украину, так как Батька не считает его частью России. Но кому будет экономически выгодно потенциальное слияние России и Белоруссии? Думается, очевидно, что России Известно, что в нашей стране некоторые регионы существенно «равнее», чем другие, так что условной Костромской областью Могилевская, конечно, не станет, но и на особое положение Чечни или Приморья ей рассчитывать не стоит.

Промышленно развитые, относительно густонаселенные (плотность населения в 2,5 раза выше, чем в соседней Смоленской области) белорусские земли, безусловно, могли бы стать одним из эпицентров развития России в сколько-нибудь разумном направлении. Хотя реалистичнее другое развитие событий – поскольку условия импорта в России значительно мягче белорусских, применение наших законов просто убьет белорусскую промышленность дешевыми китайскими аналогами.

В этом плане для обоих государств было бы мудрее принять белорусские законы – конечно, за одним значимым исключением. В Белоруссии велосипедистам официально разрешено ездить по тротуарам, и эту достойную сожаления практику ни в коем случае нельзя перенимать. Для населения Белоруссии, в отличие от Крыма, особых выгод от интеграции не видно – они попали бы под пенсионную реформу (там остановились на 58 и 63 годах, тогда как мы собираемся идти на два года дальше); средняя пенсия в соседней стране почти не уступает нашей, а в пересчете на покупательную способность и вовсе ее превосходит Ну и, конечно, оставаясь субъектом международного права, Белоруссия может вволю интриговать и шантажировать как Россию, так и Евросоюз, добиваясь различных выгод и преференций; в качестве «Западного федерального округа» она такую возможность потеряет. Из всего изложенного выше ясно, что ни на какое объединение Минск не пойдет, и Силуанов это понимает.

Когда вице-премьер говорит «Мы не ставим каких-то условий или предложений, мы говорим о том, что должен быть общий согласованный подход по движению в части интеграции», становится понятно, что Россия боится говорить языком старшего брата, а значит, белорусский президент снова добьется всех нужных ему преференций.

Потому что Россия, тратящая огромные деньги на поддержку Белоруссии, не просто может, а должна выдвигать предложения и ставить условия, должна диктовать путь к интеграции И более того, Силуанов не может не знать, что целый пакет тех самых предложений, которые мы «не ставим», в апреле 2019 года передан Минску, и сейчас Кремль ждет реакции на него. Так что грозное по лексике и виктимное по сути заявление означает лишь то, что положительного ответа не будет.

По материалам
Комментарии к новости
Добавить комментарий
Добавить свой комментарий:
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Это код:
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите сюда: