Как мы хлопнули дверью » Земляки |Новости СНГ
Беларусь / 24 июль 2017 Просмотров: 388

Как мы хлопнули дверью




Борис Валиев вспоминает последний олимпийский триумф советского спорта Четверть века назад, в июле 1992-го, в Барселоне прошли XXV летние Олимпийские игры, на которых советские спортсмены, в последний раз выступив единой командой, разгромили соперников под флагом Содружества Независимых Государств (СНГ). "Огонек" вспомнил, чего стоила та победа, уникальная в истории отечественного -- да и мирового -- спорта Борис Валиев "Огромная спортивная машина Советского Союза дает сбои. Там, где была стабильность, теперь хаос. Где были деньги -- протянутые за подаянием руки. Где был успех -- надвигающийся провал. Где была гордость -- теперь беспомощность. Где было высокомерие -- ныне покорность судьбе. Самая могущественная в современном международном спорте держава зашаталась под грузом исторических перемен. Не хватает не только денег, но и продуктов питания и спортивного снаряжения..." Это выдержка из "Вашингтон пост" за июль 1991-го, но таких публикаций в западной прессе тогда было очень много. В иное время они, безусловно, получили бы "достойный ответ" в наших средствах массовой информации, но тогда крыть было нечем, поскольку все это было правдой: огромная страна трещала по швам. Вопреки результатам референдума, на котором 76 процентов проголосовали за сохранение СССР, на одной шестой части суши вместо одного государства образовалось 15. Эти события, само собой, до основания потрясли и всю спортивную систему страны. Шашки наголо! В декабре 1991-го после подписанного главами России, Украины и Белоруссии Беловежского соглашения был ликвидирован Госкомспорт СССР, вместо которого в экстренном порядке был создан Спортивный совет Содружества Независимых Государств (СНГ), занявшийся подготовкой к зимним и летним Олимпийским играм 1992 года. Веселое, помнится, наступило время! Я тогда работал обозревателем газеты "Советский спорт" и практически каждый день сталкивался с ситуациями, которые могли возникнуть только в эпоху перемен, жить в которую китайские мудрецы, как известно, не желали даже заклятым врагам. Стенка на стенку в смертельной схватке сошлись нежелающие покидать насиженные места работники бывших всесоюзных федераций, объявивших о самороспуске, но быстренько переименовавшихся в федерации СНГ, и рвущиеся к власти представители нового поколения чиновников, объявившие себя строителями отечественного спорта новой формации. Руководители федераций СНГ и их оппоненты из новоявленных всероссийских федераций никак не могли решить, кто из них главнее. В редакцию постоянно приходили делегаты обеих сторон, и каждый с пеной у рта доказывал свою правду и право на власть. "Сломать сейчас систему, которая создавалась годами, значит, обречь все республики на подготовку к Играм с нуля",-- говорили одни. "Нет больше такой страны, как СССР. В природе нет и не должно быть таких организаций, как федерации СНГ. Представлять Россию должны российские федерации",-- утверждали другие... Дворцовые интриги, безуспешные попытки поделить власть приводили к тому, что на международные коммерческие турниры приезжали по две, а то и по три команды из бывшего СССР, и каждая пыталась убедить организаторов, что именно она является полномочным представителем своей страны. Поначалу это шокировало, но постепенно привыкли -- к старту, не мудрствуя лукаво, стали допускать тех, кто приехал первым. Остальных же попросту отправляли домой. А как вам ситуация, когда, к примеру, два бывших руководящих работника Федерации тяжелой атлетики СССР, став после демонтажа Союза работниками Олимпийского комитета России, представляли в Международной федерации тяжелой атлетики (ИВФ) интересы... Украины и Белоруссии? Зачем, спросите. А потому что только так смогли сохранить за собой членство в этой организации. Вдумайтесь: два работника Олимпийского комитета России, два гражданина РФ ратовали в ИВФ за интересы сопредельных государств! Абсурд, парадокс, но это исторический факт: каждый выживал как мог. Само собой, в этой борьбе "отживающих структур", как тогда называли бывшие всесоюзные федерации, и российских федераций, а также в той неразберихе, которую она порождала, страдали спортсмены. Так, вопреки желанию руководителей команды в олимпийском составе объединенной сборной не оказалось главной нашей надежды в конном спорте -- серебряного призера чемпионата Европы 1991 года по выездке Нины Меньковой. Ее не допустила к соревнованиям Международная федерация конного спорта, поскольку спортсменка не выполнила олимпийского норматива. "Она могла это сделать с закрытыми глазами,-- говорил мне главный тренер сборной СНГ Олег Оводов,-- но просто не знала, что от нее требуется, вот и не приехала на квалификационные соревнования, где разыгрывались путевки в Барселону..." Как могло такое случиться, ведь выездка была единственным видом конного спорта, где мы могли тогда рассчитывать на олимпийскую командную медаль? Не приехали на квалификационные отборочные соревнования и остались без олимпийских лицензий штангисты Юрий Захаревич и Сергей Ли. Причина та же. Во всесоюзной федерации, куда я обратился за разъяснениями, мне ответили: "Они должны были знать!" А президент Всероссийского национального олимпийского комитета Виталий Смирнов в интервью "Советскому спорту" предположил, что "информация об этих соревнованиях во Всероссийскую федерацию не поступила умышленно. Освобождали место для других..." Вне Олимпийских игр из-за такого "незнания" оказались и лучшие на тот момент в своих весовых категориях боксеры Болат Темиров из Казахстана и россиянин Евгений Судаков -- между прочим, капитан боксерской сборной СНГ. "СНГ надо поддержать!" В феврале 1992 года сессия Международного олимпийского комитета (МОК) признала НОК бывшего СССР и тем самым санкционировала выступление объединенной команды стран СНГ, уже находящейся в тот момент на зимних Играх в Альбервиле. Еще ранее, осенью 91-го, исполком МОК с согласия исполкома Олимпийского комитета СССР и в связи с объявленным суверенитетом Эстонии, Латвии и Литвы принял в свои ряды в качестве самостоятельных членов олимпийские комитеты этих государств. При этом было учтено, что "в 1920-1930-х годах эти прибалтийские страны уже состояли в МОК, который формально не исключал их из своих рядов". Любопытно, что активную попытку направить в Барселону свою самостоятельную команду предприняла и группа депутатов Верховного совета, деятелей науки и культуры Украины, которых поддержал тогдашний президент НОК страны двукратный олимпийский чемпион Валерий Борзов. Они потребовали разъяснить: почему признанным МОК олимпийским комитетам Хорватии, Словакии, Эстонии, Латвии и Литвы предоставлено право на самостоятельное участие в Олимпиаде-92, а Украине -- нет? Авторы этого заявления даже пригрозили бойкотом президенту МОК Хуану Антонио Самаранчу. Но ожидаемого ими эффекта угроза не возымела. Более того, в марте 1992 года в Лозанне на встрече Самаранча с руководителями 12 национальных олимпийских комитетов бывших республик СССР была достигнута договоренность о том, что в Барселоне выступит объединенная команда, которая при этом "будет выглядеть не столь безлико, как в Альбервиле", где спортсмены из бывшего СССР выступали под олимпийским флагом. Было решено, что "в Барселоне в честь олимпийских чемпионов в индивидуальных видах будет подниматься флаг и звучать гимн той страны, которую они представляют". Позицию России в этом вопросе еще в январе 1992 года обозначил ее президент Борис Ельцин. "Нашу страну признали уже более 120 государств,-- заявил он на встрече с Самаранчем в Кремле,-- она получила место в Совете Безопасности ООН, и вполне логичен вопрос о ее самостоятельном выступлении на Играх в Альбервиле и Барселоне. Но есть СНГ, и Содружество надо поддержать..." "Ну кто мог предвидеть ваши изменения?" Предоставив Эстонии, Латвии и Литве право выставить на летние Игры-92 самостоятельные команды, МОК в лице его президента был против того, чтобы в Барселону приехали еще 12 отдельных команд из бывшего Советского Союза. И Самаранч этого не скрывал. "Это не было бы правильным решением ни для МОК, ни для 12 бывших республик, ни, главное, для Оргкомитета Игр-92,-- сказал он в одном из интервью в марте 1992-го.-- Потому что у нас стало бы на 12 команд больше, а это значит -- гораздо больше спортсменов, официальных представителей. Столько народу! Получился бы полный беспорядок. А Барселона, как и предусматривалось несколько лет назад, может принять 10 тысяч спортсменов. Ну кто мог предвидеть ваши изменения? Так что команда будет во второй и последний раз объединенной. После же 1 января 1993 года вы станете как все". На территории бывшего СССР тоже никто не сомневался в том, что "объединенная команда -- это в последний раз". Хотя бы потому, что она формировалась в муках. "Комплектование команды -- это самый болезненный вопрос,-- заявил в интервью "Советскому спорту" Виталий Смирнов.-- Лично меня он заставляет пересмотреть свое отношение к идее объединения. Прослеживаются две тенденции. Первая -- это стремление спортивных организаций стран Содружества любой ценой протащить в объединенную команду своих представителей. С другой -- есть группа людей, которая хочет и принимает соответствующие усилия для того, чтобы такая ситуация сохранялась. Прослеживается их стремление навязать идею объединенной команды всем новоявленным странам..." "Когда был создан совет президентов олимпийских комитетов СНГ, который собирался раз в месяц и разбирал подготовку к Играм по всем видам спорта, началась настоящая война. С удивительной агрессией,-- вспоминает сейчас тогдашний главный тренер сборной СНГ по боксу Константин Копцев.-- Хоть команда формально и называлась объединенной, но на этих заседаниях объединением даже не пахло. О нем вообще речь не шла, поскольку каждый президент пытался протолкнуть своих". Никто не сомневался в том, что "объединенная команда — это в последний раз". Хотя бы потому, что она формировалась в муках "Тем не менее,-- продолжает Константин Николаевич,-- мне удалось отстоять всех, кого я хотел видеть в команде, несмотря на сильнейшее давление, оказываемое на меня в некоторых случаях на совете. Помню, представитель Армении, узнав, что в команду не попадает их боксер Ншан Мунчян, пообещал... посадить меня в тюрьму..." Но не у всех главных тренеров получилось, как у Копцева, включить в команду всех тех, кого они хотели там видеть. Незадолго до начала Игр к нам в редакцию с открытым письмом (это был буквально крик души, озаглавленный "Жизнь -- игра. И мы в ней пешки?") обратилась заслуженный тренер СССР по художественной гимнастике Ольга Буянова, чьей ученице россиянке Оксане Костиной, победившей на чемпионате СНГ, совет президентов олимпийских комитетов СНГ отказал в олимпийской лицензии, отдав ее украинской спортсменке Оксане Скалдиной. "Тем самым чиновники решили нашу судьбу, нарушив спортивные принципы и проигнорировав мнение главного тренера сборной СНГ Натальи Кузьминой",-- написала Буянова, добавив, что от заседания совета у меня осталось ощущение экзекуции. Буянову поддержал и Виталий Смирнов, назвав то заседание совета "безобразным базаром, во время которого успех олимпийской команды, судьбы спортсменов были брошены под откос интересам -- протащить в состав сборной своего". "Выбросить из команды эту юную звездочку -- преступление перед ней и перед спортом",-- заявил он. Тем не менее ни опубликованное письмо Буяновой, ни поддержка президента Всероссийского национального олимпийского комитета Костиной не помогло: в Барселону Оксана Костина не поехала... Мало того. В Махачкале и вовсе дошло до митинга -- протест против неправомерных, на взгляд его организаторов, действий Федерации вольной борьбы России и тренерского совета сборной по отношению к 19-летнему дагестанскому борцу Магомед-Саламу Гаджиеву выплеснулся на улицу. Недовольство митингующих было вызвано тем, что несмотря на победу Магомед-Салама в чемпионате СНГ (по предварительному решению это давало право на путевку в Барселону), ему устроили два дополнительных спарринга с Адланом Вараевым из Чечни. Один -- в Кисловодске, другой -- в Москве. Протестующие через газету обратились в Верховный совет и правительство Дагестана с просьбой о защите Гаджиева, пригрозив в противном случае поставить вопрос о недоверии к правительству республики... В общем, время и вправду было веселое... Последний парад А вот в одном автор публикации в "Вашингтон пост" был не прав. Несмотря на все проблемы, включая потерю обжитых за многие годы прекрасных тренировочных баз в Цахкадзоре, Бакуриани, Мингечауре и других, разом очутившихся в горячих точках, спортивной гордости и даже высокомерия в хорошем смысле этого слова у спортсменов объединенной команды СНГ было хоть отбавляй. Они прилетели в олимпийскую Барселону исключительно за первым общекомандным местом и для того, чтобы его занять, запланировали выиграть 43 золотые медали и 130 наград в общей сложности. В сборную входили 277 представителей России, 80 -- Украины, 53 -- Белоруссии, 21 -- Казахстана, 18 -- Узбекистана, 11 -- Грузии, 10 -- Молдавии, 5 -- Азербайджана, 5 -- Армении, 3 -- Киргизии, 3 -- Таджикистана, 1 -- Туркмении. Кроме того, в составе было 5 спортсменов Латвии, решивших выступить в составе сборной СНГ. Кстати, представлена сборная СНГ была во всех видах программы Игр, кроме футбола, бейсбола, женского хоккея на траве и гребного слалома. Даже в показательных соревнованиях по тхэквондо участвовали! Итоговый результат превзошел не только ожидания, но и "наполеоновские планы", и это стало сенсацией. Никто по большому счету не мог предположить, что команда сможет так достойно выступить в тот, ни на что не похожий олимпийский год, переполненный чрезвычайными ситуациями и скандалами. Возможно, это оказалось ей под силу только потому, что в объединенной команде СНГ, раньше называвшейся сборной СССР, как и раньше, были люди, которых можно было назвать "командой неистребимых". К примеру, шесть золотых наград завоевал белорусский гимнаст Виталий Щербо, который по этому показателю оказался лучшим в Барселоне. Три медали высшего достоинства взял российский пловец Евгений Садовый, который на пару с товарищем по команде Александром Поповым (2 золота) забрал все золото на дистанциях от 50 до 400 метров вольным стилем. Впервые в истории современных Олимпийских игр гимн России прозвучал именно после победы Садового на дистанции 200 метров. Ну и первый мировой рекорд на барселонских Играх тоже получил эсэнговскую, а точнее, российскую прописку благодаря усилиям наших пловцов Евгения Садового, Дмитрия Лепикова, Владимира Пышненко и Вениамина Таяновича в эстафете 4х200 метров вольным стилем. Отлично выступили также легкоатлеты (7 золотых медалей), гимнасты (10), стрелки (5), тяжелоатлеты (5) и борцы, завоевавшие в разных дисциплинах 8 наград высшего достоинства. Завоевав в общей сложности 112 медалей (45 золотых, 38 серебряных и 29 бронзовых медалей), сборная СНГ заняла первое место в общекомандном зачете (вторыми были американцы -- 37 золотых, 34 серебряных и 37 наград), выиграв свою первую и последнюю Олимпиаду. Как написала одна из барселонских газет, "несуществующий уже Советский Союз в последний раз продемонстрировал свой класс, на котором никак не отразились политическая и социально-экономическая нестабильность этой бывшей страны". Комментируя этот успех, знаменосец объединенной команды борец греко-римского стиля Александр Карелин, ставший в Барселоне двукратным олимпийским чемпионом, испытывал двоякое чувство. "Конечно, я предпочел бы вновь, как и четыре года назад в Сеуле, нести советский флаг, чем так,-- сказал он.-- В угоду политике разрушили так много хорошего, и уж если нам больше не быть вместе, то, уходя, мы громко хлопнули дверью..."

Let's block ads! (Why?)

Получай первым уведомление о свежих новостях вне сайта, подпишись на Телеграм канал »

Комментарии к новости
Добавить комментарий