Опубликовано: 25 август 2016 г.

Миграция: факты против вымысла



Миграция продолжает занимать центральное место в политических дебатах во многих странах. И это справедливо: данная проблема влияет на экономику и общество всех государств. Однако общественное мнение по этому критически важному вопросу, как правило, формируется под влиянием эмоций, а не фактов. В результате открытый и эффективный диалог о рисках миграции – или ее многочисленных выгодах – не ведется.

Особенно рьяно манипулируют дискуссией на тему миграции популистские лидеры. Они используют завышенные цифры и другие грубые преувеличения, чтобы вызвать в обществе страх.

Их подстрекательская риторика напрямую бьет по иммигрантам, даже тем, кто живет в новой стране уже давно. В Великобритании накануне и сразу после июньского референдума о выходе страны из Евросоюза количество преступлений против иммигрантов на почве ненависти выросло на 42% по сравнению с прошлым годом.

Однако последствия антииммигрантских настроений простираются далеко за пределы национальных границ. Если популистская эпидемия страха заставит государства прибегнуть к запретительной, протекционистской политике, последствия этого шага не только для глобальной экономики, но и для миллионов людей во всем мире окажутся катастрофическими.

Задача разумных политических лидеров и СМИ заключается сейчас в том, чтобы вернуть в дебаты по вопросу миграции подлинные факты. Они должны пропагандировать реальные цифры, связанные с миграционными потоками, как входящими, так и исходящими.

Нужно четко объяснить гражданам, что многие из проблем, в которых винят иммигрантов, в реальности возникли вовсе не по их вине.

Необходимо подчеркивать тот большой социальный и экономический вклад, который вносят иммигранты.

Результаты голосования за брекзит были связаны с искаженной картиной, которую рьяно рисовали политики-популисты и желтая пресса. Британию они охарактеризовали как страну, которая наводнена иммигрантами сверх меры. Однако, как показывают опросы общественного мнения, во многих странах жители серьезно переоценивают число мигрантов, которые их окружают. В некоторых странах Восточной Европы местное население оценивает численность мигрантов-мусульман в 70 раз выше ее реальных размеров.

Фактом же является то, что доля людей, живущих за пределами страны, в которой они родились, в последние десятилетия увеличилась крайне незначительно. Она равняется 3% от почти 7,5 миллиарда людей, живущих сегодня на планете. За последние пять лет 36,5 млн человек – всего лишь 0,5% мирового населения – покинули родину.

Это миф, что все граждане развивающихся стран стремятся переселиться в богатые государства Запада. В большинстве случаев мигранты переселяются в страны своего региона. Менее 1% африканцев переехали в Европу. Тем временем множество граждан развитых стран, в том числе 4,9 млн граждан Великобритании, сами оказались представлены в статистике глобальной миграции.

Заявления, что мигранты истощают национальные бюджеты, тоже неверны. В Великобритании иммигранты платят в бюджет страны больше, чем получают из него.

Более того, многие развитые страны нуждаются в мигрантах. Из десяти стран мира с самой высокой долей населения старше 65 лет девять расположены в Европе. И хотя высокоиндустриальные страны часто страдают от дефицита низкоквалифицированных работников (Венгрия недавно заявила, что ей нужны 250 000 иностранных рабочих для покрытия дефицита на рынке труда), иммигранты далеко не всегда оказываются необразованными. В 2010 году у 29% иммигрантов в странах ОЭСР было высшее образование.

Мигранты (и беженцы) не только вносят вклад в экономику принимающих стран в качестве работников, предпринимателей, инвесторов и налогоплательщиков, но и содействуют экономическому развитию в странах своего происхождения с помощью денежных переводов. На долю этих переводов приходится существенная доля ВВП во многих развивающихся странах; часто они становятся важнейшим источником иностранной валюты. Переводы мигрантов помогают не только оплачивать закупку важных импортных товаров, но и улучшают платежный баланс страны, что позволяет им занимать деньги под более низкие проценты в частных банках.

Конечно, проблемы, связанные с миграцией, существуют. Но они преодолимы. Кризис беженцев в Средиземноморье, вызвавший в Европе панику, можно было бы эффективно решить с помощью скоординированных международных действий, как это уже происходило в прошлом. В 1970-х и 1980-х годах международное сообщество сплотилось, чтобы помочь переселению более миллиона вьетнамцев. В 1990-е годы, когда конфликты на Балканах вынудили четыре миллиона человек покинуть свои дома, Европа вступилась и помогла им.

Впрочем, политическая атмосфера сегодня менее благоприятна. Так, Венгрия собирается провести в октябре референдум по вопросу о квотах ЕС на беженцев. А Дональд Трамп, республиканский кандидат в президенты США, говорит о сирийских беженцах, которые пытаются спасти свои жизни, как о угрозе без­опасности. И это несмотря на все тщательные процедуры контроля, которые ввела нынешняя администрация США, обязавшаяся принять до конца текущего финансового года 10 000 беженцев.

Пока развитые страны стараются оградиться от тех, кто ищет убежища (в случае Венгрии речь идет о нескольких тысячах человек), развивающиеся страны принимают миллионы. Пять стран, на долю которых приходится в общей сложности менее 2% мирового ВВП, – Турция, Иордания, Пакистан, Ливан и Южная Африка – предоставили убежище почти половине всех беженцев в мире. На долю шести самых богатых стран мира – США, Китая, Японии, Германии, Франции и Великобритании – приходится суммарно 60% мирового ВВП, однако они приняли в прошлом году менее 9% всех беженцев.

Это не случайность. С 2010 по 2014 годы европейские государства потратили более 1 млрд евро ($1,1 млрд) на сооружение стен и укрепление границ. Эти попытки «вернуть контроль» путем воздвижения новых барьеров толкают мигрантов в руки контрабандистов-эксплуататоров, подрывают международную торговлю и сотрудничество.

На сегодня в Евросоюз прибыли лишь 7 200 из 22 504 беженцев из неевропейских стран, которых ЕС пообещал принять в прошлом году. Тысячи детей без сопровождения взрослых (самая уязвимая группа мигрантов) до сих пор ждут переселения. И дело не просто в юридических обязательствах всех стран, которые подписали Конвенцию о беженцах 1951 года, это экзамен на человеческие ценности и порядочность. Тест, который так называемые развитые страны в целом провалили.

Этим странам пора признать, что лучший способ упорядочить миграцию – открыть легальные каналы для беженцев и мигрантов. Что же касается их интеграции в общество, некоторые практические препятствия можно преодолеть с помощью инвестиций на местах и проведения более согласованной политики между различными ведомствами.

Люди всегда перемещаются – либо по своему выбору, либо под давлением обстоятельств. И этого не изменить. Настало время прекратить сопротивляться миграции и, вооружившись фактами, начать ею управлять.

© Project Syndicate, 2016

Автор публикации: Питер Сазерленд
Просмотров: 205
Комментарии Ответить через Вконтакте Ответить через Facebook
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Код:
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите код: