Опубликовано: 23 август 2016 г.

Горбачев. Парадокс за парадоксом



По-моему, он не жаждал власти. Все политики ее жаждут. И все политические анализы автоматически исходят из предпосылки о том, что деятельность анализируемой персоны, например главы государства, продиктована присущей ей жаждой власти. По-моему, для Горбачева это было не главным. Престарелые игроки из политбюро увидели в нем идеалиста, что, вероятно, и стало причиной того, что в марте 1985 года они сделали ставку на сравнительно молодого деятеля. От него не исходило опасности!

Горбачев начал действовать в духе самых просвещенных монархов. Важны идеи, важно построение государства, а я лишь инструмент великой миссии.

Особенность власти в том, что ее всегда мало. Все самодержцы, все политики жаждали больше власти. А Горбачев ее постоянно отдавал. И делал это принципиально. Будучи президентом СССР, он запросто отдал ядерный чемоданчик – советский аналог царского символа власти, державы – президенту России Борису Ельцину! Будучи генеральным секретарем КПСС, он пригласил в политбюро несколько сильных личностей, ввел там практику голосования, чтобы выяснять мнение коллег, позицию коллектива. Он искал правду!

Затем он организовал Съезд народных депутатов СССР, ставший как бы заменой не выполнившего свою задачу Всероссийского учредительного собрания, которое большевики разогнали в 1918 году. На съезде народные депутаты поняли, что гласность – это и вправду не очередное советское макиавеллиевское словечко, и человеку, претворявшему в жизнь идею гласности, пришлось выслушивать в свой адрес весьма нелицеприятные вещи, а порой и площадную брань.

Горбачев считал, что все это правильно, что так оно и должно быть, именно так начинается свобода слова! Используя имевшуюся у него власть, он хотел реформировать свою Родину, СССР, которую он любил больше всего. И что же произошло? Родина рухнула. И не просто так, а через отрицания/утверждения, которые так характерны для Горбачева.  

Во имя сохранения Родины соратники Горбачева, большинство из которых он сам выдвинул на высокие посты, организовали государственный переворот, так называемый августовский путч. Они боялись, что перестройка разрушит империю, и по-своему были правы. Но именно их путч окончательно подкосил колосса на глиняных ногах, каковым тогда была их Родина, которую навязали и нам. Развал красной империи явился для Горбачева ударом, болезненным поражением. Но для так называемых союзных республик, так называемых стран народной демократии и еще для ряда подчиненных стран, которые наконец избавились от нестерпимого колониального гнета, стал великим счастьем.

По своему мировоззрению Горбачев был убежденным коммунистом, хотя что это такое, объяснить трудно. Во всяком случае действовал он бескорыстно, и все разговоры о том, что он и его очаровательная супруга Раиса Горбачева заработали на продаже СССР и оккупированных им территорий миллионы долларов, намеренная или просто глупая клевета (людям свойственно приписывать собственные побудительные мотивы другим).

Одной из целей коммунизма являлось расширение. Вспомним лозунг: пролетарии всех стран, соединяйтесь! Расширение и объединение невозможно без централизма. Опять противоречие: Горбачев был готов ослабить поводок. (Эта информация взята из телеинтервью Марью Лауристин, которая вспоминала о том, как на Съезде народных депутатов посланцы Эстонии встречались с Горбачевым.)

Ослабить поводок... Звучит оскорбительно. Значит, он хозяин, а мы собачка, которой он как демократ согласен предоставить большую площадь для прогулок, где можно задрать лапу. Но такие прогулки на длинном поводке означали децентрализацию, точнее, намерение ее провести, давшее толчок ускорению процессов, что привело к восстановлению у нас независимости.

Помните, в феврале 1987 года во время своего визита в Эстонию Горбачев сказал, что ЭССР дает во всесоюзный бюджет 2,5 миллиарда рублей, а получает из него три. И из этого утверждения у четырех инициативных мужчин родилась идея о создании IME (хозрасчетной Эстонии), которое должно было вырвать корни нашей экономики из почвы империи. И корни были вырваны.

Горбачев верил, что гласность пойдет на пользу однопартийной системе. Должен был сработать примерно такой механизм: в партию проникло много бесполезных людей, таких, которые не являются принципиальными коммунистами, а когда будет свобода слова, то о никчемности кандидата при обсуждении его кандидатуры скажут прямо: достаточно ли хорош этот гражданин, чтобы стать нашим товарищем? Так в партии соберутся только хорошие люди. Наивно? Безусловно, но демократия выиграла от этой наивности. В России, правда, временно, но в других местах, надеемся, навсегда.

Чего добился принципиальный коммунист Горбачев? Запрета КПСС! Сделал это Борис Ельцин своим указом от 6 ноября 1991 года. Правда, и тут не обошлось без очередного кульбита – КПСС запретили не из-за Горбачева, а за попытку спасти партию – за организацию августовского путча.

И кто же хотел спасти партию? Люди, которые (по словам архитектора перестройки, члена политбюро КПСС, академика Александра Яковлева) не читали ни Маркса, ни Ленина, ни программы партии, ни ее устава. Они не были коммунистами, они были партийцами. (Например, в ЭССР было примерно сто тысяч членов партии, а вот коммунистов по своему мировоззрению можно было пересчитать на пальцах одной руки.) Партия давала возможность что-то получать, и именно поэтому путчисты хотели ее спасти.

Хозяева Кремля, партийная элита, органы безопасности, армия и военно-промышленный комплекс были убеждены, что империя существует для них, руководствуясь таким пониманием, они и действовали. Такой образ мышления отличал не только русских-россиян, но был распространен и в Средней Азии, и в Закавказье, а также среди истеблишмента и простого народа некоторых других союзных республик.

После путча выяснилось, что оба рабочих кабинета Горбачева (президентский в Кремле и генсековский на Старой площади), а также его дачи и квартира были нашпигованы «жучками». И все они были установлены до того, как началась подготовка путча.

Начальник личной охраны Горбачева подчинялся главе КГБ, так что Горбачев являлся пленником КГБ, которому был предоставлен режим свободного содержания.

Горбачев воевал против чекизма. Задачей этой идеологии было сохранение власти, а средствами ее достижения – повиновение и секретность. Вполне нормальной считалась уголовно наказуемая деятельность (воровство, убийство, клевета) и другие подлости, за которые этих людей почитали преданными власти героями.

А результат? Как все, что связано с Горбачевым, противоположный – к настоящему времени Россия превратилась в орденское государство чекизма.

Порой кажется, что Горбачев стал жертвой советской пропаганды мира, он действительно всерьез верил, что империалисты готовятся сокрушить первое в мире социалистическое государство. Вследствие чего были заключены договоры об ограничении ядерного оружия, которые укрепили мир, балансировавший на острие ножа. Благодаря ему закончилась холодная война. А его враги считали и до сих пор считают его международную деятельность сдачей позиций.

Своей интеллигентностью, убежденностью, искренностью он производил впечатление на всех, с кем встречался, в том числе на такие мощные фигуры Запада, как Рональд Рейган, Маргарет Тэтчер и др. Но и это его враги называли предательством.

Горбачев и его ближайшие соратники исходили из гуманизма, за что он и получил в 1990 году Нобелевскую премию мира, несмотря на то, что за год до этого произошли кровавые события в Тбилиси и других местах СССР, во время которых внутренние

войска применили оружие для подавления народных протестов.  

В настоящее время 85-летний Горбачев – один из самых ненавистных в России деятелей (хотя он в некоторых своих заявлениях и поддержал ряд наиболее сомнительных афер Путина), часто можно услышать призывы отдать его под суд за развал СССР. В 1996 году он выставил свою кандидатуру на выборах президента России, но собрал только 0,5 процента голосов. Хочется надеяться, что этот показатель не отражает количества сторонников демократии в России.

И все же Горбачев показал, что идеализм не умер, и это вселяет надежду, что когда-нибудь у руля государства окажется очередной идеалист, и у него получится лучше. Однажды России уже выпадал такой счастливый шанс – тогда царствовал Александр II. Но его убили. Если бы он прожил больше и продолжал править, то Россия стала бы конституционной монархией, которая, поди знай, просуществовала бы до сегодняшних дней. Но это означало бы, что, наверное, тогда мы бы так и не увидели своей независимости.

Парадокс за парадоксом, несчастье одних может обернуться счастьем для других…

Автор публикации: Олев Ремсу
Просмотров: 152
Комментарии Ответить через Вконтакте Ответить через Facebook
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Код:
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите код: