Опубликовано: 22 июнь 2016 г.

Рыйвас: провокацией было бы молчание Эстонии, а не усиление военного контингента



- Во время завтрашнего эстонского Дня победы над Ландесвером в Великобритании пройдет референдум по вопросу, остаться в ЕС или нет. Почему Великобритания вообще оказалась в таком положении, что ей приходится принимать такое решение?

Безусловно одной из причин является то, что для многих британцев популярность ЕС упала из-за того, что слишком много иностранцев переехали жить в Великобританию. Нет сомнения, что Лондон послужил очень сильным магнитом. Но если подумать, откуда приехали эти люди, то получиться, что очень многие из них приехали из стран не входящих в Евросоюз.

Великобритания это очень большое государство и империя с очень длинной историей. Поэтому некоторые аргументы, которые для них являются однозначными, мы можем и не понять. Для нас, маленького государства на восточном краю ЕС, само собой разумеется, что вместе с Европой мы сильны. В действительности, Великобритании полезнее быть частью свободного рынка Европы, быть частью всех европейских свобод.

Но, как и они, Эстония часто относится критически к тому, что эти свободы не действуют полностью. Хоть у нас и единый внутренний рынок на 500 миллионов человек, на практике имеется достаточно препятствий для его функционирования. Например, геоблокировки. В этих вопросах мы аналогично с Великобританией являемся сторонниками большей свободы.

- Великобритания не единственная, кто сомневается, неудовольствие имеется и в других государствах ЕС. Представляет ли британское «нет» опасность для ЕС?

Как для Эстонии, Великобритании, да и всей Европы было бы хорошо, если бы они остались в ЕС. Великобритания является для Эстонии важным союзником, по многим вопросам мы занимаем схожие позиции. И это хорошее чувство, когда за столом обсуждений имеется одна великая держава, которая органически по очень многим вопросам занимает аналогичную с Эстонией позицию, как по вопросам политики международной безопасности, так и многим экономическим вопросам. Поэтому мы естественно заинтересованы в том, чтобы они остались в составе ЕС. Но, понятное дело, мы не можем решать за них. Много зависит от того, сколько людей примет участие в референдуме. Говорят, что, чем больше людей проголосует, тем больше вероятность того, что Великобритания останется в ЕС. 

- Как повлияло на вас, убийство депутата британского парламента Джо Кокс?

Из Эстонии оценить это сложно. С большой долей вероятности это было убийство из чувства ненависти к человеку, который был сторонником сохранения членства в ЕС. Трудно оценить, воздействует ли это на мнение британской общественности, а если воздействует, то как, хотя я предполагаю, что скорее возникнет реакция против этого преступления.

- И в Эстонии имеются такие организации, как, например, Консервативная народная партия Эстонии (EKRE – ред.), которая хоть и не говорит о выходе из ЕС, но, как минимум, о пересмотре каких-то пунктов соглашения. Звучит это разумно?

Конечно нет. EKRE уже несколько раз, как в зале заседаний Рийгикогу, так и в ходе публичных дискуссий заявляла, что нам полезнее было бы быть вне ЕС. Учитывая наше географическое положение, в контексте Эстонии, это просто глупо и близоруко. С точки зрения политики безопасности для нас крайне важно быть частью Европы, частью ЕС. Если Великобритания, как великая держава, может в какой-то мере дебатировать о том, что они смогли бы экономически быть на том же уровне и вне ЕС, то в отношении Эстонии нет никакого сомнения, что в составе ЕС мы более успешны. Даже в том случае, если по-прежнему продавать из Ряпина в Португалию сложнее, чем из Ряпина в Таллинн, то все предпосылки для того, чтобы действовать в более широких масштабах, имеются.

Если для многих жителей Эстонии, получаемая поддержка ЕС связана с инвестициями структурных фондов, то для меня важнейшими являются три аспекта: безопасность, выгода от общего рынка, общее пространство ценностей. Поэтому у тех политических движений, которые пытается совершать EKRE, нет какой-либо надёжной основы. Люди в Эстонии прекрасно понимают, что состоять членом ЕС для нас по любому полезно. В любом случае.

- Крупным знаковым событием этого лета является саммит НАТО в Варшаве. За чем мы туда поедем?

Мы планируем на этом саммите поднять в нашем регионе сдерживание устрашением на совершенно новый уровень. Если два с половиной года назад план размещения в Эстонии американских солдат на постоянной основе, или то, что с аэродрома Эмари будет осуществляться контроль за воздушным пространством 24 часа в сутки круглогодично, казался довольно невероятным, то теперь это стало новой нормой. И эту новую норму мы хотим развивать дальше в том направлении, чтобы базирующееся в Эстонии сухопутное подразделение союзников было достаточно большим, чтобы обладать самостоятельным боевым потенциалом.

В системе оборонительных сил самым маленьким подразделением, которое обладает самостоятельным боевым потенциалом, считают батальонную группу, т.е. усиленный батальон. Мы хотели бы видеть у нас такую единицу союзников в придачу к нашим собственным.

Этим мы заявим, что если у кого-то хоть на момент возникнет мысль о том, чтобы замахнуться на Эстонию, Латвию, Литву или Польшу, то ему придется учитывать противодействие вооруженных сил не только этого государства, но находящихся здесь союзников. Например, сейчас тут находятся США, которые обладают сильнейшими в мире вооруженными силами. Кроме того соперник увидит, что союзники со своими знаменами и солдатами присутствуют на месте физически, у этого будут и практическая ценность – возможность вместе потренироваться, провести учения.

- Однако эти новости о силе НАТО, об учениях и батальонах вызывают в людях страх, который подстегивается еще и российской пропагандистской машиной.

Мы не планируем готовиться к войне. Учения не означают подготовки к войне под бряцание оружием. Напротив. Самый надежный способ предотвратить военный конфликт это проводить учения, иметь подразделения войск союзников на месте, проявлять бдительность, быть сильным. Самой сильной провокацией является слабость и пассивность. Это касается как войск, так и политических решений. Те люди, которые руководят государством, которые планируют оборону страны, должны постоянно и адекватно оценивать возникающие вокруг нас угрозы. Только так мы сумеем их предотвратить.

- Желающая участвовать в выборах на пост президента страны заместитель председателя фракции центристов в парламенте Майлис Репс говорит, что посещая различные места Эстонии, она ощущает в людях военную истерию. Вы разделяете ее мнение?

Ну да... в 1940 году в Эстонии были очень мирно настроены. Я не чувствую никакой военной истерии. Скорее мы действовали очень трезво, чтобы улучшить нашу обороноспособность. Безо всякой истерии мы вкладываем в оборону два процента от ВВП, у нас имеется четкая политическая воля к увеличению присутствия союзников на месте. Без истерии, это нормальный ход развития событий.

После посещения Эстонии президентом США Бараком Обамой часто цитировали его фразу о том, что оборона Таллинна столь же важна, как и Берлина, Парижа или Лондона, но гораздо реже цитировали его фразу о том, которая не менее существенна: «Один раз вы потеряли свою независимость, но теперь вы в НАТО, и больше не потеряете свою независимость никогда». Такая приверженность США и НАТО является сильнейшей гарантией, которую может получить маленькое государство. Особенно, если учесть то, что сосед этого маленького государства ведет себя агрессивно с теми соседями, которые членами НАТО не являются: Украиной, Грузией, Молдовой. Никто из них не является членом НАТО и это дало России наглость вмешаться во внутренние дела этих государств.

По моему мнению, у нас нет военной истерии. Гораздо больше истерии вызвало бы, если бы в России проводили учения, а проводят они их очень активно, а у нас не происходило бы ничего. Это вызывало бы гораздо больше озабоченности, было бы гораздо более провокационно.

- В противоположность вашей позиции министр иностранных дел ФРГ Франк-Вальтер Штаймайер несколько дней назад заявил, что НАТО должно отказаться от учений на восточном фланге, поскольку это нагнетает военную угрозу. Какую политику ведет Штайнмайер?

Это высказывание в Эстонии восприняли очень нервно и, наверное, несколько излишне усиленным. Я сам не раз встречался со Штайнмайером и убежден, что правительство Германии привержено принципам коллективной обороны НАТО, что правительство ФРГ выполнит все соглашения, которые готовятся в контексте предстоящего саммита НАТО. Я не сомневаюсь, что Германия серьезно относится к коллективной обороне.

- Но определенный прагматический флирт между Германией и Россией был всегда?

Ну и в Эстонии мы слышим разные речи на этот счет. Центристская партия и Репс очень много старались приуменьшить значение конфликтов в Грузии и Украине. Звучали риторические вопросы о том, почему мы все время говорим о войне на Украине?! А мне кажется, что в последнее время об этом не говорят вообще, хотя говорить надо было бы. Потому, что на Украине идет война. Реальные боевые действия не прекратились, а большая часть территории находится под контролем соседнего государства. Это совершенно неприемлемо. Нельзя говорить, что этого нет. Россия не может говорить, что мы плохие, поскольку не относимся терпимо к оккупации части Грузии и Украины. Это не так. В ухудшении отношений между ЕС и Россией однозначно виновата Россия, поскольку они не считаются с международным правом и ведут себя как агрессоры. Тут нет места полутонам, оттенкам и приукрашиванию.

Автор публикации: Rus.Postimees.ee
Просмотров: 157
Комментарии Ответить через Вконтакте Ответить через Facebook
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Код:
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите код: