Рейн Ланг: позвольте поспорить с Алларом Йыксом » Земляки |Новости СНГ
/ 25 август 2016 Просмотров: 0

Рейн Ланг: позвольте поспорить с Алларом Йыксом


На адвоката Аллара Йыкса после отпущенных им шуток на Фестивале мнений в Пайде обрушился град критики. Йыкса, несмотря на принесенные им извинения, продолжают осуждать. Забыв при этом все, о чем открыто проповедовал официальный кандидат в президенты, говоря о своих политических взглядах.

Ыйкс неоднократно говорил о своих принципах, подчеркивая, что в первую очередь руководствуется Конституцией. Его высказывания достойны того, чтобы поспорить с ним.

И Йыкс, и Индрек Таранд считают, что их незаслуженно сместили с занимаемых ими высоких постов, и сделала это Партия реформ. Они говорят об этом при каждом удобном и неудобном случае.

В Эстонии Партию реформ поддерживает менее трети обладающих избирательным правом граждан. Было бы неверно утверждать, что две трети настроены против нее, но, думается, примерно половина избирателей не имеет ничего против поношения Партии реформ. Но было бы преждевременно делать из этого вывод, что более половины населения поддерживает избрание Йыкса президентом.

К Центристской партии Йыкс относится еще более негативно. Центристскую партию поддерживает тоже примерно треть избирателей. Таким образом, можно предположить, что стремящийся к власти Йыкс хочет либо заставить две трети избирателей поступиться своими принципами, либо не намерен с ними считаться.

Если президентом изберут человека, испытывающего личную антипатию к двум крупнейшим в Эстонии партиям, и он начнет использовать свою позицию против них, о чем Йыкс говорил открыто, институт президента превратится не в уравновешивающую силу, как предусмотрено Конституцией, а в центр власти, который вступит в открытый конфликт с большинством депутатов Рийгикогу, а также с правительством.

Конечно, это понравится одной трети депутатов парламента и желтой прессе, но мне совершенно непонятно, как это поможет преодолеть общественные противоречия и дать Эстонии положительный импульс для развития.

Если Йыкс уверяет, что в основе его мировоззрения лежит Конституция, при этом открыто говорит о таком толковании Основного закона, который, мягко говоря, идет вразрез с государственно-правовой доктриной, то напрашивается вывод, что став президентом, Йыкс инициирует изменение Конституции. В каком направлении?

В том самом, в котором действовали в 1930-е годы участники Освободительной войны, непримиримо боровшиеся с закулисными политическими сделками и коррупцией? У нас за 

тем, чтобы ругать партии и представительную демократию (во многом за дело), дело не станет. А что вместо этого? Сильная президентская власть?

Сколько бы мы не искали, нигде не найдем высоко развитой демократии, которая была бы стабильной и отличалась действующим президентским государственным устройством. Если не считать США, где президент имеет в десятки раз меньшую возможность влиять на жизнь людей, чем власти штата или графства.

Возможно, Йыкс хочет увеличить демократию участия за счет представительной демократии. Но как? Фарид Закария (один из самых влиятельных и популярных американских политических аналитиков – Ред.) в своей книге «Будущее свободы: нелиберальная демократия в США и за их пределами» описывает бюджетную катастрофу, которую пережил штат Калифорния после того, как по настоянию народа там началась волна референдумов. Использование элементов хваленой швейцарской демократии в представительной демократии, возможно, и является красивой мечтой, но на практике в большинстве случаев неосуществимой.

В высказываниях Йыкса больше всего меня задевает то, что он пытается включить прошлое в нынешнее правовое пространство. Одна из его излюбленных тем – финансирование партий – пользуется популярностью потому, что говорить о том, что партии финансировались незаконно (за счет денег, которые «приносили в полиэтиленовых пакетах») никто не рисковал до тех пор, пока Партия реформ вместе с другими партия объявила эту деятельность незаконной, приняв поправки к Закону о партиях.

Йыкс, будучи адвокатом, представлял интересы Газпрома*, причем не только юридические, но и экономические, пытаясь повлиять на общественное мнение. Противоположной стороной в споре с Газпромом выступала не только Эстонская Республика, но и Еврокомиссия, которая после пятилетней борьбы ввела в ЕС регуляцию, снизившую шансы нефтяных и газовых монополий шантажировать страны – члены ЕС.

Когда в частно-правовых отношениях адвокат представляет интересы клиента, то он представляет его экономические интересы. Экономические интересы Газпрома неотделимы от политических интересов России. Президент Ильвес неоднократно подчеркивал, что Газпром не просто предприятие, его можно считать министерством России.

В правовом государстве нельзя осуждать адвоката за то, что он отстаивает интересы клиента. В правовом государстве этому нельзя чинить никаких политических или юридических препятствий. Даже в том случае, если деятельность адвоката вступает в противоречие с государственными интересами безопасности. Но любой адвокат имеет право не выставлять свою кандидатуру на выборах главы государства.

Следует ли Эстонской Республике пополнить список, в котором фигурируют такие деятели, как Герхард Шрёдер и Пааво Липпонен, отстаивавшие интересы нефтегазовой промышленности России в Западной Европе.

С Алларом Йыксом интересно полемизировать, в том числе в Государственном суде, где нам доводилось встречаться. Мне приятно, что Госсуд согласился с тем, что политические 

решения в Эстонии должен принимать свободно избираемый парламент и находящееся под его контролем правительство. Именно так предусматривает действующая Конституция.

То обстоятельство, что Рийгикогу или правительство не могут достичь соглашения по какому-то вопросу, не может служить основанием для передачи права принимать решение канцлеру юстиции, суду или президенту. Даже если бы они, по мнению специалистов, приняли правильное решение. Уинстон Черчилль выразился элегантно, сказав, что демократия – наихудшая форма правления, за исключением всех остальных.

* От редакции. В интервью газете Lääne Elu Аллар Йыкс сказал следующее: «В споре о газовых сетях я представлял интересы Eesti Gaas, интересы Газпрома я не представлял. То обстоятельство, что Газпром является акционером Eesti Gaas, еще не делает меня представителем Газпрома. При получении доступа к государственной тайне я прошел тщательную проверку. /…/ В моих действиях не было ничего неэтичного или незаконного, из-за чего мне следовало бы стыдиться. Обвинять адвоката в представлении клиента все равно, что обвинять врача, принесшего клятву Гиппократа, в спасении жизни какого-нибудь неэтичного политика». (Lääne Elu, 13.06.2016)

Подпишись на наш телеграмм канал и узнай первым о выходе анонсов самых обсуждаемых новостей
Комментарии к новости
Добавить комментарий