25 лет без КГБ » Земляки |Новости СНГ
/ 15 август 2016 Просмотров: 0

25 лет без КГБ


«Большой брат следит за собой» — под таким названием, почерпнутым из книги Оруэлла «1984», Комиссия по научному изучению КГБ под руководством профессора Карлиса Кангериса провела в конце прошлой недели конференцию в Музее истории Риги и мореходства. «У нас были агенты в КГБ», — с победным видом заявил экс–депутат Верховного Совета ЛР Линардс Муциньш, перенимавший объекты госбезопасности в августе 1991 года.

Дома с двойным дном

Тогда, после неудачного путча и отделения от СССР, очень помогли телефонный справочник комитета, изданный в 1988 году, а также картотека медицинской части на улице Вейденбаума–Базницас. Далее выяснилось, что одним знаменитым «угловым домом» месторасположение рыцарей щита и меча не исчерпывалось. Так, на ул. Пушкина, 14, латвийская комиссия осмотрела помещения Рижского городского отдела КГБ, 1–го отдела (у разведчиков нашли агентурное дело довоенного генерала Клявиньша — «был расстрелян в Москве в 1941 году, но дело свое сделал»), а также отдел технического обеспечения. Стационар подслушивания позволял контролировать только… пять номеров! «Там мы встретили инженера Красовицкого, впоследствии известного бизнесмена, он сказал, что отдает себя на службу Латвии».

— Возможности ЧК были преувеличены слухами, — констатировал Муциньш. На Привокзальной площади, в почтовом здании, перлюстрировалась конференция. На 2–м этаже Ленина–Бривибас, 188, располагалось 2–е отделение 7–го отдела наружки (ваш автор, живший неподалеку, и не подозревал, что за продукты хранят над его родным гастрономом!), на улице Менесс, 4, — 3–е отделение 7–го отдела. На Персес, 2, в известном доме Госплана, действовал информационно–аналитический отдел, использовавший ЭВМ Siemens, закупленный на валюту. «Мы все те дискеты собрали, у нас в руках система «Дельта».

Демонстрируя слайды бывших объектов КГБ, Муциньш не показал месторасположение 1–го отдела КГБ ЛССР (разведка) в Юрмале: «Там сейчас находится наша служба». Зато сообщил, что у КГБ было свое 66–е домоуправление, а также общежитие. Из «углового дома» на Ленина/Энгельса чекисты пробились, уплотнив жильцов здания на Ленина, 59, заняв площади на 5–м и 6–м этажах.

Неисчерпаемый источник кадров

Историк Бонифацийс Даукштс взял тему сотрудничества КГБ и ВЛКСМ.

— Комсомол был странным образованием с точки зрения возраста: были комсомольцы несовершеннолетние, вступившие в первый день после 14–летия, совершеннолетние и «партийная прослойка». Последних в 70–е годы было около 5000 человек — эта группа могла крутиться между партией, комсомолом и КГБ. Прибалтийский военный округ — особые отделы контрразведки — формировал параллельную агентуру, о которой «известно Москве».

— В то время происходила смена кадров, уходили довоенные и послевоенные чекисты, взамен принимали молодежь. Было интересно, как они делали свою карьеру. На моем курсе был такой хиппи Арнис Юмитис, который сейчас присоединил себе фамилию Кохс (был отпрыском бывших перконкрустовцев). Длинные черные волосы повязывал красной тесемкой…

В 1972 году Бонифацийс встретил в Прейли одноклассника, рассказавшего ему про «огромные беспорядки» в Каунасе, последовавший за самосожжением студента. Такие попытки, утверждает Даукштс, повторялись и в Латвии, только о них ничего не писали. В свою очередь когда он беседовал уже с бывшим офицером КГБ Юмитисом–Кохсом, то узнал много нового о формах работы с контингентом…

В марте 1989 года на пленуме ЦК ЛКСМ идеологический секретарь Айварс Маркотс констатировал, что у комсомола нет ныне идеологии. Вскоре товарищ Маркотс успешно занимался импортно–экспортными операциями в компании бывшего руководителя ССО при ЛКСМ Латвии Григория Лучанского.

Где был во время оккупации?

Магистр истории Гатис Лиепиньш рассказал о процессе послевоенной фильтрации: этой процедуры в Латвийской ССР были подвергнуты 91 034 человека, включая бывших пленных красноармейцев; лиц, служивших в германских формированиях и учреждениях; репатриантов из–за границы. «Целью фильтрации была проверка всего, чем занималось лицо во время немецкой оккупации».

На 10 мая 1946 года в фильтрационных лагерях находилось 29 705 латышей, работавших преимущественно на угольных шахтах Воркуты. 18 314 человек уже были осуждены и находились в системе ГУЛАГа. Четверть составляли женщины. В выборке фильтрационных дел ЛССР около 15% составляли русские, встречались даже евреи!

— Отправка в фильтрационный лагерь не означала, что человека серьезно проверяют. Бывало, что человека за год, проведенный в Коми АССР, никто не допрашивал.

В апреле 1946 года с распоряжения 00336 началось освобождение из фильтрационных лагерей. «Когда лицо прибывало на свое местожительства, ему вновь предстояло явиться в фильтрационный пункт, пройти еще одно собеседование и уже потом получить паспорт.

Вспомним их поименно

Доктор истории Айнарс Бамбалс, работающий в Государственном архиве на ул. Сканду (бывший секретный цех ПО «Радиотехника»), рассказал о богатстве партийных документов. Так, 101–й фонд ЦК КПЛ составляет 11 589 дел. Дела по учету кадров (фонд 15 500) насчитывают 596 533 карточки. В свою очередь фонды городских, уездных, районных партийных комитетов составляют 120 000 дел.

Первым чекистом ЛССР Бамбалс назвал латгальца Викентия Казимировича Латковского (1899–1983), в июне 1940 года перенявшего управление охранкой бывшего режима Улманиса.

— Это был беспрецедентный случай, когда глава Политического управления был одновременно членом кабмина — министром внутренних дел.

Альфонс Андреевич Новикс (1908–1996), нарком внутренних дел с июля 1940 года, — единственный, осужденный за геноцид в восстановленной ЛР. Новикс сам был политзаключенным при Первой Республике, причем в феврале 1934 года ему в тюрьму легально прислали «Антидюринг» Энгельса из СССР! Тюремное начальство описало Альфонса как недисциплинированного субъекта, отрицающего исправительные усилия администрации…

Семен Матвеевич Шустин (1908–1978, родился в Твери в семье портного, в анкете национальность «русский») был замнаркома внутренних дел, а с февраля 1941–го по июль 1941–го — наркомом госбезопасности. После этого он работал в системе ГУЛАГа и умер в городе Колпино. На него, впрочем, из Риги в новейшее время тоже послали запрос через Интерпол…

Николай Кузьмич Ковальчук (1902 г. р., украинец) занимал пост министра госбезопасности ЛССР только два месяца — со смерти Сталина до июня, когда МГБ было объединено с МВД, и министром внутренних дел (впоследствии охраны порядка) до 1963 года был Янис Донатович Зуянс (1910 г. р.). А с 1954 года снова отдельный республиканский КГБ возглавлял генерал–майор Янис Янович Веверс (1899–1978). Докладчик не сообщил, что Веверс был единственным в своем роде «ежовским» кадром — в 1937 году он допрашивал со всем пристрастием «троцкистов» в Татарстане — в частности, жену «врага народа» Евгению Гинзбург, мать знаменитого писателя Василия Аксенова.

Зато Бамбалс отметил, что Веверс возглавлял спецгруппу, рассматривавшую в начале войны дела бывших латвийских граждан, заключенных в Вятлаге, что закончилось расстрелом около 2500 человек. Также Веверс вел оперативную игру «Лурсен–С» с разведками США и Великобритании, материалы которой были в конце 80–х вывезены в Москву, так как «нашим чекистам уже не доверяли» (после выступления Муциньша, понятно, на то имелось основание).

Лонгин Иванович Авдюкевич (1916 г. р., родился в Витебске, белорус, служил в армии Латвии) возглавлял КГБ ЛССР дольше всех — с 1963 по 1980 год. Четыре года после него председателем комитета служил Борис Карлович Пуго (1937–1991, родился в Калинине). Среди наград Пуго имеется и Боевое Красное Знамя за… Олимпиаду–80. История умалчивает о грандиозных успехах латвийских чекистов перед спортивным праздником. Так или иначе, в те благословенные времена наград не жалели: если уж начальник политотдела 40–й армии удостоил себя полководческой «Победы», то и республиканское начальство имело престижные награды по разнарядке.

Шесть лет КГБ ЛССР руководил Станислав Викторович Зукул (1929 г. р.), вышедший на пенсию в звании генерал–лейтенанта и являвшийся научным консультантом фильма «Долгая дорога в дюнах».

— Он проглядел сцену драки Артура с айзсаргами — у тех должны быть английские карабины Ross–Enfield, — снизил авторитет Зукула докадчик. И перешел к следующему слайду:

— А вот любимый нашим народом Эдмунд Волдемарович Йохансон. Пуго в свое время охарактеризовал его «миролюбивого человека, хорошего семьянина, которому по работе нужна большая решительность».

Именно стараниями товарища Йохансона информационные и технические материалы КГБ перешли в ведение соответствующих органов ЛР. Поступила на новую службу и известная часть кадров. Но это уже другой рассказ, ведь тот Большой Брат, про которого рассказывали на конференции, типа умер в 91–м году. На самом же деле он сменил имя и внешность и прекрасно себя чувствует.

Чекисты

Что касается официальных сотрудников госбезопасности ЛССР, то в его кадрах за все советское время состояли 6500–7000 человек.

Николай КАБАНОВ.

Комментарии к новости
Добавить комментарий