Латышская «Молодая гвардия» » Земляки |Новости СНГ
/ 25 июнь 2017 Просмотров: 338

Латышская «Молодая гвардия»


22 июня 1941 года на территории Латвии закончилось мирное течение жизни. В первый же день войны фашистская авиация бомбила Ригу. В полдень со стороны Даугавы донесся нарастающий гул моторов. Вскоре к Рижскому аэродрому слетелись самолеты со свастикой. Их было восемнадцать. Зенитная артиллерия открыла огонь, а вслед за этим послышались взрывы бомб. Над Даугавой, около аэродрома, поднялась черная стена дыма. Один фашистский бомбардировщик загорелся в воздухе и упал. Это был первый сбитый над Ригой самолет…

Противостояние

С началом войны в Риге, кроме нескольких подразделений полка НКВД, офицеров и комендантской роты штаба округа, войск почти не было. Поэтому во второй половине дня 27 июня было решено организовать оборону вдоль набережной Даугавы силами рабочих батальонов. Они рыли окопы, возводили укрытия из булыжников.

С утра 29 июня развернулись ожесточенные бои в районе Пардаугавы между отходившими из Курземе советскими войсками и прорвавшимися со стороны Бауски подразделениями гитлеровцев. Оккупанты сумели достичь переправ лишь к середине дня.  Позиции защитников Риги непрерывно обстреливала артиллерия, вражеские самолеты осыпали их бомбами. Всю набережную и Вецригу затянуло дымом. В такой обстановке бойцы рабочих батальонов приняли бой при взаимодействии с подразделениями Красной армии. 

Целый день 30 июня гитлеровцы подтягивали силы и готовили переправу через Даугаву в районе острова Доле. В ночь на 1 июля подразделения Красной армии стали отходить из Риги в направлении Сигулды. 1 июля вся Рига была захвачена врагом. Фашистская оккупация латвийской столицы продолжалась ровно 1200 дней.  Захватчики объявили наш город опорной точкой  рейхскомиссариата «Остланд» — оккупированных территорий Литвы, Латвии, Эстонии и части Белоруссии. Для утверждения своего господства оккупанты создали разветвленный репрессивный аппарат, звеньями которого были полиция безопасности и СД, широкая сеть тюрем и концентрационных лагерей, гетто и других мест заключения, а также целая система доносчиков и шпионов.

Чрезвычайная государственная комиссия по расследованию злодеяний захватчиков установила, что в период фашистской оккупации в Латвии существовало 48 тюрем, 23 концентрационных лагеря и 18 гетто. Комиссия также установила, что за годы войны фашистскими оккупантами и их местными пособниками в Риге и ее окрестностях было убито и замучено свыше 300 тысяч мирных граждан и советских военнопленных.

И тем не менее гитлеровцам не удалось добиться сговорчивости трудящихся республики. Рижское антифашистское подполье… Его история полна героических и драматических событий. Имена многих борцов неизвестны. Но несомненно одно — в городе не прекращалась борьба с фашистами и их пособниками.

Рижская земля горела под ногами оккупантов. На улицах города все чаще находили убитых и раненых фашистов. 3 октября 1942 года подпольщики сожгли крупный склад на станции Чиекуркалнс, 5 ноября 1942–го — устроили взрыв в помещении фашистской газеты «Тевия». В связи с многочисленными фактами нападения на германских солдат командующий полицией порядка в «Остланде» 10 декабря 1942–го отдал распоряжение: «…с этого момента сотрудники полиции имеют право выходить на улицу в темноте только в сопровождении своих товарищей. Пистолет всегда должен быть под рукой…»

Резистанс от мала до велика

Решающая роль в том, что уже осенью 1942 года гитлеровцам стало неуютно на улицах Риги, принадлежит отважным руководителям рижских подпольных организаций Арвиду Рендниексу, Эрнесту Саулитису и Витольду Яунтирансу. Рижскому рабочему пареньку Арвиду Рендниексу в то время было 23 года. Уже с 14–летнего возраста он участвовал в коммунистическом движении, перевозил и распространял нелегальную литературу. После восстановления в Латвии советской власти Рендниекс был назначен заместителем председателя Комитета по физкультуре и спорту при Совнаркоме Латвийской ССР.

В первые дни войны он участвовал в ликвидации отрядов буржуазных националистов, а также в боях на территории Эстонии. В конце августа 1941 года Рендниекс был направлен во вражеский тыл для организации подполья в Видземе. Во время долгого и утомительного перехода попал в плен. Его, раненого, доставили в Рижскую центральную тюрьму, пытали. Но ему удалось скрыть истинные причины своего возвращения в Латвию. Считая, что Рендниекс физически и морально сломлен, фашисты освободили его 1 мая 1941 года. Оказавшись на свободе, он немедленно приступил к выполнению задания.

Уже в мае он вместе с комсомолкой Викторией Мисой создал в Риге подпольную организацию, которая в целях конспирации была разбита на группы. Деятельность бывших студентов возглавляла Виктория Миса, группу молодых рабочих–подпольщиков на заводе «Вайрогс» — Эрик Степиньш. Группой по добыванию оружия руководил Арвид Стергис. Еще одну группу возглавляла бывшая студентка Лигита Рекшане. Виктории Мисе уже в июне 1942–го удалось привлечь в организацию немецких военнослужащих–антифашистов — Карла Шефера и Георга Шумана, которые впоследствии дезертировали из немецкой армии и посвятили себя подпольной работе.

Подпольщики из группы Степиньша в 1942 году занимались саботажем на заводе «Вайрогс», где систематически приводили в негодность отремонтированные военные машины гитлеровцев. В феврале 1942–го эта группа подожгла немецкий склад с запчастями для автомашин. Молодые патриоты печатали и распространяли листовки, доставали оружие и взрывчатку. Им удалось заслать верных людей на один из крупнейших военных складов в Цекуле под Ригой, а также в оружейные мастерские, расположенные в корпусах бывшего завода «Проводник», и получить оттуда оружие.

В конце 1942 года Рендниекс установил связь с группой Эрнеста Саулитиса. Была создана единая организация, принявшая название «Латвийская антифашистская организация». Подпольщики устраивали побеги советских военнопленных и заключенных в гетто евреев. Готовилось покушение на имперского комиссара «Остланда» Лозе и на генерального директора внутренних дел «Латвийского самоуправления» генерала Данкерса.

Действовала в Риге и подпольная пионерская организация «Юные коммунары». Ею руководили Виктор Андреев, Юрий Михайлов и Маргерс Сочнев. 13–15–летние подростки составляли тексты антифашистских листовой, расклеивали и разбрасывали их на улицах города. Часть этих групп и организаций поддерживали связь с партизанскими отрядами.

Цивилизованные варвары

Но были и неудачи… 8 октября 1942 года попал в засаду Мартиньш Пога. Он отказался сдаться врагу. В течение нескольких часов Мартиньш Пога, стоя на лестничной клетке дома по улице Яня Асара, 15, героически сражался против команды гестаповцев, полицейских и спущенных на него овчарок. Фашисты вынуждены были бросить в бой три ударные группы карателей и оцепить район ротой солдат. Истекающий кровью патриот продолжал вести огонь, уничтожил нескольких гитлеровцев, а последнюю пулю пустил в себя.

В неравном бою погиб и Витольд Яунтиранс. Весной 1943–го ему пришлось скрываться в землянке в юмправском лесу. Полицейские напали на его след. Тяжелораненый Витольд косил врагов из пулемета, а когда кончился диск, подорвал себя гранатой. Он был еще жив, когда полицейские лопатой отсекли ему руки, а затем голову. Потом они похвалялись своими «подвигами…

Тогда же, в мае 1943 года, погиб и Арвид Рендниекс с группой товарищей. Чувствуя, что в организацию проник провокатор, Арвид прекращает подпольную работу в Риге. 19 ноября 1942 года Арвид Рендниекс, Эрнест Саулитис, радист советской разведгруппы Викентий Чекстер и немецкие антифашисты Георг Шуман и Карл Шефер на захваченной у врага автомашине направились в район Старой Руссы, чтобы перейти линию фронта, но были схвачены сотрудниками абвера. В декабре были арестованы еще 20 членов «Латвийской антифашистской организации». В их числе были В. Миса, Л. Рекшане и ее отец Я. Рекшанс, П. Желвис, Э. Степиньш, А. Стергис.

В Саласпилсском концентрационном лагере, где Рендниекса держали под особой охраной, он сумел включиться в работу лагерной организации Сопротивления, которой руководили Янис Логинс и Карлис Фелдманис. Подпольщики Саласпилса были разбиты на три группы: одна вела среди заключенных пропагандистскую работу, вторая изготавливала самодельные гранаты, третья — готовила вооруженное восстание и побег из лагеря. Однако осуществить намеченный план не удалось. В марте 1943–го всех 76 членов саласпилсской организации Сопротивления, в том числе Арвида Рендниекса, перевезли в Рижскую центральную тюрьму. После долгих пыток все они, а также члены руководимой Рендниексом подпольной организации, в ночь с 5 на 6 мая того же года были расстреляны в Бикерниекском лесу. На краю могилы подпольщики оказали палачам сопротивление и были расстреляны только после яростной схватки.

Яркую страницу в историю антифашистской борьбы вписали разведчики Аугуст Лейнесар и Аугуст Юмикис. Они объединили вокруг себя многих патриотов, вошедших в группы, которыми руководили К. Апарс, Я. Озолс, О. Юмикис и А. Янов. Им удалось внедрить своих людей в учебный лагерь латышского эсэсовского легиона в Цекуле, собрать ценные сведения. Их передал на Большую землю радист Х. Голдбергс. Тяжелораненый Юмикис был схвачен карателями из байского отделения полиции. Шуцманы подвергли его пыткам, изрезали ножами ладони. Убедившись, что ничего от него не добьются, отсекли ему язык…

Действовали подпольщики и на заводе ВЭФ, на Рижском фарфоро–фаянсовом заводе, на текстильных фабриках «Большевичка», «Ригас текстилс» и «Засулаука мануфактура», на Ильгюциемском стекольном заводе, в трамвайном депо. Ощутимые удары по врагу наносили рабочие Рижского железнодорожного узла. Подпольными группами здесь руководили А. Гражулис, П. Сорокин, О. Тихоновский. В морском порту рабочие Е. Лаздиньш, Я. Лудзис, К. Равиньш и другие установили контакт с советскими военнопленными и вместе устроили несколько диверсий.

С кем вы, мастера культуры?

Особо стоит отметить подпольную организацию «Циня», которой руководил известный латышский артист, а позже и кинорежиссер Леонид Лейманис. Ему удалось связаться со студентами Академии художеств. Была создана антифашистская группа, в которой действовали главным образом работники культуры. Члены «Цини» помогали военнопленным, евреям и дезертирам из латышского легиона, обеспечивая их документами, одеждой, прятали на конспиративных квартирах.

Режиссер Эдуард Смильгис достал Лейманису фальшивое удостоверение личности. Летом и осень 1943–го Лейманис через дочь Лиану делился скудным запасом продуктов с заключенными Лиелвардского лагеря. Рискуя жизнью, девочка снабжала военнопленных нарисованными отцом картами окрестностей — такие карты могли пригодиться при побегах. С одним из военнопленных — бывшим ленинградским студентом — отец и дочь наладили особенно тесную связь. Но неожиданно все контакты были оборваны. Студента и четырех военнопленных повесили на лиедвардской базарной площади во время одной из акций устрашения местного населения.

В 1943 году Леонид Лейманис оборудовал в квартире своей матери Елизаветы и брата Константина подпольную типографию. Здесь регулярно выпускались воззвания «Смерть немецким оккупантам!». Утром 1 мая 1944 года на улицах Риги можно было наблюдать необычное зрелище: в воздухе кружились тысячи пятиконечных звездочек из красной бумаги. Ветер нес их с улицы на улицу, они прилипали к тротуару, а дворники с трудом соскребали их с булыжных мостовых. Прохожие усмехались, а встревоженные не на шутку гитлеровцы объявили по радио, что звездочки сброшены с советских самолетов. На самом же деле их изготовили и разбросали по городу члены антифашистской организации «Циня».

В эти черные дни смерть разгуливала по городу. Настал день, когда она постучалась и к Леониду Лейманису. Это произошло в конце сентября 1944 года, незадолго до освобождения Риги от фашистских захватчиков. В тот день в квартиру № 6 по улице Видус, 3, ворвались агенты немецкой полиции безопасности и заявили, что здесь скрывается коммунист Леонид Лейманис. Они долго обшаривали комнаты, простукивали стены. Ушли в ярости. Лейманис в это время лежал под половицами в кухне — между досками пола четвертого этажа и потолком третьего. Лежал как в гробу — совершенно неподвижно, потому что высота укрытия составляла всего 25 см. Рядом с ним находились только что отпечатанные листовки, шрифт и пистолет.

Это убежище он собственными руками строил два месяца. Мусор, который выгребали между полом и потолком нижнего этажа, его жена Эльвира и дочь Лиана небольшими кучками относили в парк Виестура. Люк пришлось выпиливать осторожно, чтобы шум не услышали нижние соседи. Понятно, что оставаться здесь больше было нельзя. Семье удалось выбраться за пределы Риги, и там они встретили советские войска.

«И Овода расстреляли весной…»

Важную роль в рижском антифашистском подполье играл Имант Судмалис (1916–1944). Сражавшийся какое–то время в рядах белорусских и латвийских партизан, он вернулся в Ригу в конце июля 1943 года. Имант должен был объединить подпольные организации и группы. Осенью он успешно провел централизацию рижского антифашистского движения.

Под руководством Иманта был создан Рижский подпольный горком комсомола, его секретарями стали Малдис Скрейя и Джемс Банкович. Для изготовления взрывчатки была оборудована тайная лаборатория. По указанию Иманта Судмалиса 21 сентября 1943 года подпольщики взорвали мину в помещении Иецавской волостной управы.

Состоявшаяся в октябре 1943 года Московская конференция министров иностранных дел союзных держав подтвердила, что Прибалтика является неотъемлемой частью Советского Союза. Узнав об этом, фашисты решили провести митинг протеста на рижской Домской площади. Ораторы должны были заявить на нем «от имени латышского народа» о его нежелании находиться в составе СССР. Планировалось выступление самого рейхскомиссара Лозе. Гитлеровцы пригласили иностранных корреспондентов, намереваясь транслировать ход митинга по радио и со специального самолета заснять его для нацистской кинохроники.

Но подпольщики решили сорвать это сборище, назначенное на 13 ноября. Ранним утром Джемсу Банковичу удалось заложить самодельную мину в мусорный ящик около трибуны. А Малдис Скрейя вывел из строя все громкоговорители. Гитлеровцы услышали голос народа Латвии. Взрыв произошел немного раньше, чем намечалось, но цель была достигнута. Эхо взрыва, прогремевшего над латвийской землей, истерзанной фашистами, показало подлинное отношение народа Латвии к «Великой Германии».

Фашисты объявили о награде в 30 тысяч марок тому, кто разыщет организаторов взрыва. Провокатор выдал подпольщиков, и в феврале 1944 года Судмалис и его товарищи были арестованы. Но Имант успел многое сделать для предотвращения разгрома рижского подполья. Он ликвидировал старые явочные квартиры и создал новые. Имея несколько поддельных паспортов, он раздал их товарищам, не оставив себе ни одного. Два месяца фашисты допрашивали Судмалиса, Банковича и других патриотов. Но ни угрозы, ни пытки не сломили их духа. В мае 1944–го Судмалис и его боевые друзья были казнены. Находясь в тюрьме, Судмалис писал жене: «Умирать еще не хочется, но верь — сумею умереть как подобает. И Овода расстреляли весной, когда пробивалась молодая травка…». Ему было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Совсем недетская война

Весной и летом 1944 года антифашисты усилили саботаж и диверсии. Стоит вспомнить, например, массовые повреждения авиационных моторов на моторемонтном заводе «Люфтпарк № 1» в Риге, пожары на главной телефонной станции и военном заводе, взрывы в помещении Рижского радио, в здании Рижского главного вокзала, а также дерзкий побег в апреле 1944–го группы советских военнопленных на немецком танке с танкоремонтного завода в Риге.

Народ прилагал огромные усилия, чтобы сохранить оставшиеся материальные и культурные ценности, не дать гитлеровцам уничтожить их или вывезти. Рискуя жизнью, рабочие заполняли камнями и железным ломом ящики, предназначенные для вывоза ценностей в Германию, а народное добро прятали в надежные места. Патриоты тушил пожары, обезвреживали заложенные оккупантами мины. Так удалось спасти Рижский газовый завод, завод «Радиотехника», фабрики «Кайя», «Большевичка», «Космос», «Сарканайс Октобрис», а также крупнейший санаторий «Кемери» и другие объекты. Из 714 рижских производств удалось полностью сохранить 428!

В канун освобождения Риги свой подвиг совершили 14–летний Гунар Стибелис и его 11–летний друг Гунар Берзиньш. 11 октября 1944 года, когда к северо–восточному берегу Кишэзерса уже приближались части Советской армии, они вместе с еще одним товарищем — 13–летним Харием Стумписом — взяли припрятанные ранее винтовки и начали обстреливать расчет немецкой зенитной батареи. Несколько гитлеровцев было уничтожено.

Цепь вражеских солдат немедленно двинулись на смельчаков. Трое маленьких бойцов заняли позицию в зарослях камыша на берегу озера. Под их пулями пало еще несколько солдат. Гунар Стибелис был ранен в плечо. Сопротивление мальчишек стало слабеть, а кольцо врага сжималось все туже. В последнюю минуту Харию Стумпису удалось незаметно выбраться из окружения, так как внимание фашистов было приковано к обоим Гунарам, все еще продолжавшим отстреливаться. Когда те тоже попытались прорваться, их схватили нацисты. Два дня гитлеровцы пытали ребят. Их изуродованные тела были найдены на берегу озера Бабелитес, ладони  были пробиты гвоздями…

Со слезами хоронили юных героев закаленные фронтовики. Им были отданы воинские почести: в карауле стояли солдаты Советской армии, трижды прогремел траурный залп.

Это было далеко не единственное вооруженное выступление рижских патриотов в дни бегства гитлеровцев из города. Это были вынуждены признать даже авторы вышедшей в Германии книги «Оборонительные бои на северном фланге Восточного фронта», где сказано, что во время отступления немецких войск из Риги они в ряде мест были обстреляны жителями города. Подпольщики–антифашисты вписали поистине героические страницы в историю Сопротивления латышского народа. 

Подготовила Элина ЧУЯНОВА. 

Подпишись на наш телеграмм канал и узнай первым о выходе анонсов самых обсуждаемых новостей
Комментарии к новости
Добавить комментарий