K.Шкирпа: спаситель независимости или преступник против человечества? » Земляки |Новости СНГ
/ 14 июнь 2017 Просмотров: 378

K.Шкирпа: спаситель независимости или преступник против человечества?


K.Шкирпа: спаситель независимости или преступник против человечества?
Имеет смысл прочесть и обнародовать обзор деятельности Казиса Шкирпы (1895-1979), провозглашённого в 1941 г. руководителем Фронта литовских активистов (Lietuvių aktyvistų frontas - LAF), премьер-министром независимой Литвы: «Борись! Усилия по спасению Литвы в 1939-1941 гг.», а также архив его документов.

Kazys Škirpa. © Wikipedia.org

Вступая на борьбу против советской оккупации, Казис Шкирпа указал два направления: 1) независимость и 2) Литва без евреев. Об этих основных целях он писал в Берлине, в датированном 24 марта 1941 г. документе «Указания по освобождению Литвы». Этот документ, который K.Шкирпа хранил в своём сейфе, а связнику Миколасу Науйокайтису велел выучить наизусть, был чрезвычайно секретным, потому что в нём имелись и скрываемые от гитлеровцев вещи - Литва объявит независимость даже при несогласии нацистов.

Наряду с этим он давал инструкции по изгнанию евреев. В наше время это называется этнической чисткой и классифицируется как преступление против человечества, но и в те не столь далёкие времена это воспринималось как чудовищное дело.

K.Шкирпа полностью несёт ответственность за постановку следующей цели:

«Очень важно воспользоваться этой возможностью, чтобы избавиться от евреев. [...] Чем больше их в связи с этим уедет из Литвы, тем легче позднее будет полностью избавиться от евреев».

© Autoriaus nuotr.

Разногласия в Литве относительно увековечения имени K.Шкирпы (в названиях улиц и т.п.) берут своё начало c преддверия войны между нацистской Германией и Советским Союзом, предоставляя наряду с этим возможность щепетильным людям обдумать проблемы совести и морали, взяв, например, предложенный K.Шкирпой простой лозунг – «Борись!», в котором скрестились его личные особенности и бедствия народов.

В этом девизе можно увидеть скромность K.Шкирпы, которая шла рука об руку с любовью к Литве и желанием зажечь своей вдохновляющей земляков преданностью. Вместо того, чтобы литовцы здороваясь, вскидывали правую руку и выкрикивали «Хайль Гитлер!», они должны были не упоминать местного вождя (например, «Слава Шкирпе!»), а подбадривать и побуждать друг друга на совместный поход: «Борись!»

Этот «наш лозунг» K.Шкирпа упоминает в своём проекте «На совместное созидание новой Литвы», который 22 июля 1940 г. он представил Петеру Кляйсту, помощнику министра иностранных дел Иоахима фон Риббентропа, эксперту по Польше и странам Балтии.

Там мы можем увидеть ещё одно качество К.Шкирпы - стремление осторожного дипломата в первую очередь выяснить с нацистами, что является приемлемым для обеих сторон: например, понятие «Новая Литва» или впервые упоминаемый в этом проекте Фронт литовских активистов. Договорившись по ним, K.Шкирпа был готов в нужное время торжественно просветить своих соотечественников по этим вопросам. Призыв «Борись!» звучит в конце выступления, которое он зачитал 14 августа 1940 г., покидая здание посольства Литвы в Берлине.

© Autoriaus nuotr.

«Да здравствуют Новая Литва и свободный литовский Народ!» - это последние слова данного выступления. Новая Литва – часть спроектированной Гитлером Новой Европы. K.Шкирпа надеялся, что нацистам будет приемлемо и даже полезно, чтобы Литва была хоть частично независимой - как, скажем, Словакия. Он понимал, что в Новой Литве места евреям не будет.

K.Шкирпа отличался холодным стратегическим мышлением, которое доминировало при поиске решений в трудный для литовского народа момент. Он понимал, что начало войны станет удобным случаем выгнать как можно больше евреев, а наряду с этим будет легче подвигнуть литовцев взяться за оружие, распаляя их ненависть по отношению к евреям, нежели призывая к походу против Советов или своих собственных коммунистов.

Ведь K.Шкирпа как никто другой сопротивлялся оккупации с самого начала советского вторжения, а статьи в «Lietuvos aidas» того времени отражали примирение многих литовцев с обстоятельствами: после того как президент Антанас Смятона бежал, Юстаса Палецкиса и народное правительство приветствовали Сейм, армия, шаулисы, добровольцы, ветераны, кооперативы, христианские демократы, социал-демократы, «павасарининкай» и предприниматели.

Для большинства литовцев Советы были теми, кто вернул Вильнюс, в то время как нацисты в 1939 г. оторвали от Литвы Клайпедский край. Но только не будет ли так, что с проявлением ужасов советской оккупации (аресты, экспроприации) мы, литовцы, начали стыдиться самих себя, зато «чужих» евреев «назначили» козлами отпущения.

K.Шкирпа понимал, что большинство литовских евреев не были коммунистами. Тайно возвратившись из Каунаса 1 июля 1940 г. он в пространном письме посланникам Литвы Юргису Шаулису, Стасису Лозорайтису, Пятрасу Климасу и Бронюсу Балутису заметил: «Единственные, кто чувствует себя неплохо, это евреи. Что среди них было и имеется теперь много коммунистов - самоочевидно. Но вместо того чтобы опасаться рейха, многие евреи, в основном, возможно, и не коммунистических взглядов, предпочитают лучше отправиться в Советскую Россию и поддаться коммунизму».

© Autoriaus nuotr.

Чувствительное к национальной принадлежности воображение K.Шкирпы позволило ему увидеть, что в организуемых коммунистами митингах литовцы участвуют неискреннее, а евреи – от всей души. Своими словами «ещё вчера лизали литовцам подошвы» он, видимо, показывает предварительное подозрение, что евреи будут верны независимости Литвы ничуть не больше, чем сами литовцы. Ему бросилась в глаза непоследовательность евреев, когда они начали оскорблять бывших литовских чиновников.

В то же время он позволял себе с 1939 г. последовательно критиковать президента А.Смятону, когда последний отказался забрать Вильнюс силой после вторжения нацистской Германии в Польшу. K.Шкирпа в одних декларациях на благо Литвы опирался на авторитет президента, а в других все беды народа сваливал на него.

На самом деле их взаимоотношения и должны были быть сложными, потому что K.Шкирпа был одним из немногих литовских офицеров, защищавших демократию в Литве. Он выступал против переворота 1926 г., в результате которого А.Смятона стал автократом в Литве. Фронт литовских активистов своей «активностью» вступал в конфликт с «пассивностью» А.Смятоны и сплачивал противников последнего: вольдемаровцев, христианских демократов и социал-демократов, ранее сплотившихся в Движение литовских активистов.

Но K.Шкирпа недооценил дальновидный подход Смятоны, считавшего, что важно не начало войны, а её окончание, когда надо будет усесться за стол мирных переговоров, как и в 1919-м, когда А.Смятона в Версале заседал вместе с Августинасом Вольдемарасом и другими литовскими делегатами, в числе которых были и представители евреев - Симонас Розенбаумас и Максас Соловейчикас.

2 июля 1940 г., на следующий день после написания пространного письма посланникам Литвы K.Шкирпа пригласил на обед «пружину» планирования нацистов П.Кляйста. Последнего интересовало поведение литовцев в случае войны. Существует подозрение, что именно K.Шкирпа предложил П.Кляйсту изгнать евреев, а не наоборот.

15 июля 1940 г., когда Литва ещё не была аннексирована Советским Союзом и включена в состав Советского Союза, а только оккупирована, K.Шкирпа передал П.Кляйсту проект «Воззвания к литовской нации», в котором новое правительство Литвы позиционировало себя следующими словами:

«Кроме того, литовский народ очистится от чуждой расы, которая на протяжении веков эгоистично впитывала пот литовцев и плоды труда мозолистых рук, как сейчас, так и во времена угнетения всегда предавала Литву. Как евреи отплатили литовскому народу за его гостеприимство и гуманизм, каждый мог в последнюю оккупацию русской Красной армии в достаточной степени убедиться сам. Всё то, что эти пиявки христианских народов содрали с литовского народа в прошлом, должно быть законным путём возвращено литовским людям, особенно его беднейшим слоям, как больше всего ими обделёнными, на общее благо литовского народа».

«Это воззвание должно было быть подписано всеми министрами будущего правительства, включая министра этнонационального воспитания и пропаганды. K.Шкирпа национальное воспитание понимал как подстрекательство к ненависти в отношении евреев. Для этого министром мог быть поставлен Бронис Райла, которого K.Шкирпа назначил председателем Комиссии пропаганды LAF, и который в 2015 г. за заслуги перед Каунасом и Литвой был торжественно перезахоронен в Пантеоне писателей Пятрашюнского кладбища.

Б.Райла был по-своему чувствительным и ответственным – он в конце концов вышел из LAF, после того K.Шкирпа отклонил его обращение к литовским деятелям культуры как недостаточно воинственное, и сам в стиле Б.Райлы написал совершенно неприемлемое «Слово к Творцам Культуры».

Почти все двадцать написанных K.Шкирпой проектов воззваний призывали к ненависти в отношении литовских евреев. K.Шкирпа понимал, что пропаганда - это профессиональная работа, поэтому он деньги LAF выделял Б.Райле и другим, в т.ч. связным, которые, рискуя жизнью, пробирались в Литву.

K.Шкирпа в своих мемуарах написал, как он заботился о том, чтобы сотрудникам посольства деньги выплачивались авансом, урезая часть их в качестве пожертвования на нужды LAF. Всё это он открыто изложил в письме от 15 апреля 1941 г. на имя полномочного министра Литвы в Вашингтоне Повиласа Жадейкиса:

«В связи с этим хотел бы Вас проинформировать, что до сих пор я избегал обращаться по денежным вопросам к немцам, ни за кредитом, ни в другой форме… Поэтому считаю, что до того должен избегать от них денежной подпитки, чтобы не стать их подневольным...».

© Autoriaus nuotr.

Дипломатия K.Шкирпы: он спрашивал совета у других, особенно у авторитетных, занимающих важные позиции литовских дипломатов. 10 мая 1941 г. Стасис Лозорайтис благословил: «Еврейское воззвание пусть себе идёт. Если после того, как 3 млн литовцев были заперты в тюрьмах, пострадает несколько невинных евреев, землетрясения не будет, мир не рухнет».

12 мая 1941 г. П.Климас обсудил и раскритиковал: «Проекты воззваний все хороши, но следовало бы исправить язык и выровнять его, потому что неудобно обращаться к народу в несколько хромающих выражениях. [...] тон воззваний и тезисы слишком мягкие. Но это вовсе не означает, что такое воззвание будет действительно необходимо. Лучше было бы его не выпуска распространять, но пришёл час всё делать во сто крат сильнее».

© Autoriaus nuotr.

Совещание у K.Шкирпы подтверждает подозрения, что это не немцы требовали изгнания евреев, а он сам всё придумал и предложил им. Из оккупированной нацистами Польши евреи не были изгнаны, они томились в гетто. Однако K.Шкирпа от своего коллеги П.Кляйста мог знать, что евреев намечено выслать в Сибирь. Всё же K.Шкирпа придерживался «христианской морали», как это было указано в программе LAF. В упрощённом виде это было словно соблюдение заповеди «Не убий!» – лучше напугать, выгнать.

Вольдемаровцы поняли, что это «нежизненноспособно», как и то, что нацистам не придётся по нраву провозглашение независимости Литвы. Они обошли K.Шкирпу и сами связались с немецкой службой безопасности СД. Они под руководством Йонаса Пирагиса 23-24 июля 1941 г. организовали путч якобы против Временного правительства Литвы, но на самом деле – против военного коменданта Каунаса Юргиса Бобялиса. Поскольку тот мешал им убивать литовских евреев. Из отчёта Карла Йегера видно, что после этого убийства евреев приняли массовый характер.

16 августа глава полиции Литвы Витаутас Рейвитис издал приказ задерживать всех мужчин-евреев. До середины сентября 1941 г. было убито уже 65 тыс. литовских евреев. И только тогда, по утверждению историка Холокоста Кристофера Браунинга, Гитлер решился на истребление евреев в оккупированной Европе. Вполне возможно, что Гитлер был воодушевлён событиями в Литве. В литовской провинции все евреи были уже расстреляны, когда на Ванзейской конференции в январе 1942 г. виновники Холокоста впервые собрались для обсуждения «окончательного решения».

K.Шкирпа более обширно упоминает евреев в одном единственном месте своих воспоминаний, хотя в пропаганде LAF они являются главным объектом ненависти. Из этого отрывка видно, что он знал о том, что литовских евреев ждёт страшная участь. Вообще то в своих воспоминаниях K.Шкирпа евреев обычно не упоминает, а вот литовцев почти всех винит и критикует.

Разумеется, что вся пропаганда LAF против евреев была гнусная ложь, которая, к сожалению, действует на нас и по сей день, словно литовские евреи в чём-то виновны. Сам Б.Райла никогда не извинявшийся перед евреями, 11 января 1995 г. в «Atgimimas» написал, что всё ещё не слышал, чтобы литовские евреи повинились перед литовцами! А Эгле Виттиг-Марцинкявичюте в сентябре 2015-го в «Kultūros barai» повторила его мысль: «От еврейской общины до сих пор не было слышно ни одного официального или неофициального голоса, который сожалел бы или извинялся за «непропорционально большое» участие евреев в разрушении советскими структурами в 1940-1941 гг. Литовского государства.

Чушь, будто сотрудники госбезопасности, которые, вероятнее всего, сами себя даже вовсе не считали евреями, якобы могли действовать от имени еврейского народа и на его благо, могли его представлять. Между тем выразители воли литовского народа, хотя и демократически не делегированные - K.Шкирпа, С.Лозорайтис, П.Климас и Стасис Раштикис – от имени Литвы и якобы на благо нашего народа благословили преступления против человечности.

Из письменного наследия K.Шкирпы видно, что с середины мая 1941 г. он перестал разжигать ненависть к литовским евреям. К сожалению, пропаганда LAF сработала. Временно исполнявший обязанности премьер-министра Юозас Амбразявичюс, а также Зенонас Ивинскис, Юозас Гирнюс и Йонас Вирбицкас отредактировали первый номер газеты «Į Laisvę», в передовице которой К.П. (капитан Пирагюс?) призывает пощадить продажных литовцев, отождествляя при этом евреев (детей, женщин, стариков) с большевизмом – это, дескать, одно целое и неразделимое.

Этот номер распространяли во время погрома в Вилиямполе. Каунасским отделением LAF было арестовано несколько тысяч литовских евреев, а Временное правительство Литвы приказало поместить их в созданный в Каунасском VII Форте концлагерь.

4-6 июля военный комендант Каунаса Юргис Бобялис не возражал против приказа эсэсовца К.Егера, и позволил вольдемаровцам примерно 3 тыс. евреев и литовских коммунистов расстрелять без суда и следствия.

Эти события должны оценивать государственники, офицерский корпус, священнослужители - не только историки, собравшиеся в Центре изучения геноцида и резистенции населения Литвы. Только люди, понимающие, когда необходимо пожертвовать своей жизнью, могут этого требовать от другого человека, как, например, от профессионального военного, специалиста по военному праву Ю.Бобялиса или от католического епископа Винцентаса Брузгиса, который оправдывался перед евреями: дескать, если бы священнослужители попытались публично заступиться за евреев, то литовцы их самих могли линчевать. Верю, что две такие жертвы в начале войны приструнили бы весь литовский народ, может быть, даже повернули историю в другом направлении, и спасли жизни тысяч литовских евреев.

© Autoriaus nuotr.

Проанализировав антисемитские заявления, встречающиеся в подготовленных организацией LAF в Берлине текстах, можно сказать, что её члены «еврейский вопрос» предлагали решить не путём геноцида, а высылкой из Литвы.

Однако, по мнению Л.Труски, воззвания LAF были одной из причин, почему летом 1941 г. часть литовцев способствовала выполнению преступных приказов нацистов.

Следует отметить, что накануне войны у членов LAF в Берлине не было никакой информации о нацистском плане полного истребления евреев.

Генеральный директор Центра изучения геноцида и резистенции населения Литвы Тереза Бируте Бураускайте.

Автор копии рукописи K.Шкирпы обнаружил в архиве посланника Литвы в Лондоне Бронюса Казиса Балутиса (LCVA f.648, a.2, b.581–582) и в архиве первого секретаря посольства в Швейцарии Альбертаса Гярутиса (VUB f.155-310).

В Литве эти рукописи появились после восстановления ею независимости. Отдельные части рукописи также были известны деятелю Советской Литвы Болесловасу Баранаускасу и историку Алдоне Гайгалайте, и хранились в архиве Коммунистической партии Литвы. В библиотеке Академии наук имеется ряд сохранённых генералом Стасисом Заскявичюсом документы, написанных K.Шкирпой в Берлине 1 декабря 1942 г. вместе с сопроводительным письмом проф. Юозасу Амбразявичюсом, заместителю премьер-министра Временного правительства (MAB f.29, a.1287, b.1, l.1).

K.Шкирпа эти документы упоминает в своём письме от 30 мая 1945-го, написанном К.Балутису и другим посланникам (LCSA f.648 a.2, b.480, l.1-17). Историю рукописей в описал в 1965 г. в беседе с «Tėviškės žiburiai», когда он на похоронах кузины своей жены Ванды Няняшките-Бальсене рассказал о том, как она на машинке в Берлине напечатала более 1 тыс. страниц.

Очевидно, что в 1973 г. K.Шкирпа опирался на копию своей рукописи, когда в США был опубликован документальный обзор «Восстание ради восстановления суверенитета Литвы». Однако, как в 1991 г. в беседе с оду. Мы говорили с «Akiračiai» заметил историк Саулюс Сужедялис, выдержки из документов не соответствуют оригиналам, обнаруженным им в архиве Эдвардаса Тураускаса в Гуверовском институте.

Действительно, в хранящемся в Литовской Национальной библиотеке М. Мажвидаса и ещё не упорядоченном архиве Казиса Шкирпы имеется черновик, который редактор «Nepriklausoma Lietuva» Йонас Кардялис вернул K.Шкирпе после того как в 1951 г. опубликовал сборник его статей «Генезис повстанческого правительства».

В нём вычеркнут пункт 16 программы LAF: «Фронт литовских активистов отзывает гостеприимство еврейскому национальному меньшинству в Литве», а остальные пункты перенумерованы. По-видимому, в черновике его вычеркнул сам K.Шкирпа, потому что во всех остальных пунктах вместо «Фронт литовских активистов» его рукой написано LAF, и только в упомянутом пункте название осталось полным.

Программу LAF в течение длительного времени писал философ Антанас Мацейна. Затем её редактировали K.Шкирпа и Антанас Валюкенас. Лидеры Каунасского LAF позже уверяли, будто они никогда не видели эту программу.

Тем не менее, глашатай восстановления независимости Литвы Ляонас Прапуолянис в своём выступлении генерал-комиссару фон Рентельну 6 августа цитировал её целиком, в том числе об отмене гостеприимства по отношению к евреям. Его выступление подписали руководители Каунасского LAF: див. ген. Ст.Пундзявичюс, п-к Генштаба Из.Краунайтис, п-к Генштаба M.Мачёкас, инж., д-р Ад.Дамушис, п-к Ю.Янкаускас, инж.-п-к д-р Й.Вебра, К.Бауба, П.Жукаускас и Й.Валюлис. «Išlaisvintas Panevėžietis» всё его выступление опубликовал в разгар Холокоста.

Во «Вступительном слове» к своим написанным в 1942–1943 гг. мемуарам K.Шкирпа приглашает читателей высказаться, в правильном ли направлении мы идём:

«Объективный исследователь прошлого, конечно, найдёт многое, что можно было бы сказать в будущем о том, что сегодня по-прежнему приходится скрывать. Лишь только по прошествии длительного времени, когда нынешняя военная буря останется позади и мир снова успокоится, будучи не стеснёнными более никакими посторонними обстоятельствами, сможем обширнее поведать о причинах, приведших Литву к потере независимости, рассказать о тех, кто в наибольшей степени был в этом виноват – мы сами или внешние, не зависящие от нас обстоятельства, а также о том, действительно ли выбранный нами путь восстановления Литвы был правильным, и почему он не привёл нас к полной победе».

Вторая часть его мемуаров «Подготовка воскрешения Литвы» заканчивается рассуждениями:

«Из того, что процитировано в этом разделе обзора, читатель сможет сам убедиться, был ли вообще соблазн, и если он имел место, то кто кого больше ввёл в заблуждение: то ли немцы K.Шкирпу, преследуя свои цели экспансии на Восток, то ли K.Шкирпа немцев, стремясь восстановить независимость Литвы?»

Следует ли переименовать аллею K.Шкирпы?

Община евреев (литваков) Литвы, узнав об очередной организуемой Вильнюсским муниципалитетом дискуссии «Следует ли переименовать аллею K.Шкирпы?», была несколько удивлена, почему в обсуждении не участвуют директор Еврейского музея, председатель созданной президентом Комиссии по расследованию преступлений советского и нацистского оккупационных режимов, другие лидеры «еврейских» организаций, которые участвуют в различного рода коммерческих проектах, а также другие организации, в названии которых используется слово «еврей» или «литвак», даже если эта деятельность финансируется государством, или в них просто-напросто нет евреев, которые должны были бы высказаться по этой чувствительной теме и о K.Шкирпе.

Почему не пригласили к дискуссии больше историков, изучавших тот страшный для литовских евреев период? Наконец-то признали, что Холокост является трагедией всей Литвы, а не только евреев.

Трудно смириться с доказанными фактами, что в убийствах евреев в Литве литовцев участвовало больше, чем нацистов, что их вдохновляли идеи таких героев, как K.Шкирпа. Литовские евреи, проживающие не только в Литве, но и за рубежом, ожидают, когда сегодняшние политики и руководители выскажут свою чёткую позицию.

«Не должны ли мы изменить название аллеи Казиса Шкирпы?» Такой вопрос поставил Вильнюсском горсовете его член Маркас Адамас Гарольдас. Модератором обсуждения был член Совета Дарюс Куолис. Принимали участие историки Римантас Микнис, Антанас Кулакаускас, Альфредас Рукшенас, Симонас Язавита, писатели Антанас Йонинас, Сергей Канович, журналист Видмантас Валюшайтис и руководитель предприятия «GO Vilnius» Дарюс Удрис.

Андрюс КУЛИКАУСКАС,

лектор кафедры философии и коммуникации

Вильнюсского Технического университета им. Гядиминаса,

DELFI.lt

* * *

​От редакции "Обзора":

Перевод - Владимир Вахман.

Спонсор перевода - Лев Каплан.

Организация перевода и поиск спонсора - проф. Пинхос Фридберг.
Подпишись на наш телеграмм канал и узнай первым о выходе анонсов самых обсуждаемых новостей
Комментарии к новости
Добавить комментарий