«Россия не может быть без Украины» » Земляки |Новости СНГ
/ 11 июнь 2017 Просмотров: 281

«Россия не может быть без Украины»


Заботясь о здоровье человека, медицина изобрела массу вспомогательных дисциплин – пульмонологию, нефрологию, отоларингологию, но как-то не озаботилась отдельным изучением правой ноги. Так же в российской политологии можно найти немало американистов, арабистов, японистов – но совсем чуть-чуть специалистов по Украине. Просто не считали нужным их воспитывать в некогда едином СССР. И когда «заболела» вроде бы привычная часть организма, то кинулись к знахарям-врачевателям. Результат лечения оказался весьма спорен…

«Явились самым неуживчивым элементом»

А ведь симптомы, синдромы, да и рецепты записаны давным-давно. Проблема начала осознаваться русскими интеллектуалами еще в середине XIX века. И вышедшая недавно в Москве антология «Украинский вопрос в русской патриотической мысли» на 800 страницах представляет полемику во всех ракурсах – от разбора текстов второстепенных «самостийных» публицистов, до тектонических сдвигов в общественном сознании братского (или все же нет?) народа. 

Огромную работу проделал составитель и комментатор антологии Аркадий Юрьевич Минаков, профессор истории Воронежского государственного университета. Где изучать Украину, как не в региональном центре Южной России, чье население столь характерно выговаривает букву «г», и который еще в 20-30-е годы пытались «украинизировать»?

Дискуссия русской мысли с адептами «украинства» началась с создания в Киеве в 1845 году Кирилло-Мефодиевского общества, чьи активисты — Костомаров, Кулиш, Шевченко, ныне являются священными именами для «свидомых» украинцев. Их концепция предлагала поиск идентичности отдельного – от русских – народа, в казацкой старине. 

Николай Иванович Ульянов (1904-1985) в работе «Происхождение украинского национализма» (Нью-Йорк, 1966), писал:

«Казачья «демократия» была на самом деле охлократией. Не здесь ли таится загадка того, почему Украина не сделалась в свое время самостоятельным государством? Могли ли его создать люди, воспитанные в антигосударственных традициях?... Отсюда частые перевороты, свержения гетманов, интриги, подкопы, борьба друг с другом многочисленных группировок, измены, предательства и невероятный политический хаос, царивший всю вторую половину XVII века. Не создав своего государства, казаки явились самым неуживчивым элементом и в тех государствах, с которыми связывала их историческая судьба».

Ну прямо про сегодняшний украинский «политикум». Господина Ульянова никак не причислишь к последователям знаменитого однофамильца, он был эмигрантом— антикоммунистом, и его работы появились в России только после 1991 года. 

Аналогично запрещенными в СССР были и тексты Василия Васильевича Розанова. 21 января 1902 года, в газете «Новое время», он высказал вполне доброжелательное, хотя и критичное, мнение:

«Из-за чего малороссу и великороссу ссориться? Малоросс глубоко личен; он свободолюбив, субъективен; по всему вероятию именно малороссы дадут нам философию. Их свободному чувству мы можем завидовать доброй завистью, и, как отличительное наше качество — переимчивость (универсальность), то можем многому научиться у хохлов в сфере свободы личности и красоты быта и частной жизни... Но всюду, где входит в обязанности и права свои живость, оглядчивость, ежеминутная инициатива и приноровляемость, там малоросса невозможно поставить». 

«Малорусский народ никакого отношения к украинцам не имеет»

Из сорока представленных в антологии текстов ряд принадлежит к статусным русским мыслителям – Белинскому, Аксакову, Струве, Лосскому, Бердяеву. Обращает внимание идейный диапазон славянофилов и западников. Но и забытые ныне авторы порой выдают интересную пищу для размышления. Вот, к примеру, Дмитрий Васильевич Скрынченко, статья “Заметание следов», газета «Киев», 13 ноября 1914 года:

«Пусть помнят все, у кого от сентиментализма и душевного ничтожества чувствуется разслабление суставов, пусть помнят они, что малорусский народ никакого отношения к украинцам не имеет; именно настоящая война лучше всего показала, что малороссы, так же, как все русские люди, создают величие и славу единой и великой России, и попытка украинцев говорить от имени всего малорусского народа бунтарские речи, является жалкой попыткой проходимцев, наглецов и продажных людей, купленных на немецкие талеры». 

Понятное дело, речь идет о Первой Мировой, но аналогичную стратегию раскола Германия осуществляла на Украине и в 1941-1945. А сейчас ее активно проводят те, кто, по завету недавно почившего Збигнева Бжезинского, не желает допустить реинтеграции славянства.

«Великороссия еще не провалилась сквозь землю»

Имя философа Михаила Осиповича Меньшикова (1859-1918) было начерно вымарано в советское время – ведь он одним из первых пал жертвой красного террора. Именно его воззрения на украинскую проблематику видятся ныне крайне актуальными. Он ведет идейный бой с сепаратистами, желающими раскола Империи: 

«Мы не хотим быть русскими!» — кричат с мозгами набекрень самые озлобленные из сепаратистов. На это есть резонный ответ. Не хотите, так и Господь с вами. Что касается вас, кучки народных отщепенцев, то кому какое дело, чего вы хотите или не хотите. Записывайтесь хоть в патагонцы, не только что в австрийцы. Но что касается ваших народностей, то тут уместны два вопроса: 1) точно ли малороссы и белорусы не хотят быть русскими? и 2) могут ли они осуществить свое нехотение? Я думаю, на оба вопроса серьезный ответъ может быть только отрицательным. Великороссия еще не провалилась сквозь землю, а пока этого не случится, наше государственное племя будет сопротивляться отсечению от себя живых частей. Уж это как угодно — нравится ли вам это или нет, — но рубить себя заживо мы не дадим». 

(Из статьи «Долг России» в газете «Новое время», 11 марта 1914 года).

Следующий прогноз, увы, кажется совершенно печальной реальностью:

«Допустим, что вы доведете до кровавого бунта и превращенная в развалины Малороссия добьется призрачной «самостийности». Но ведь Господь не уберет же врагов ваших, многочисленных соседей, с которыми придется воевать, истощая силы. И тот исполинский щит, который охраняет вас от всех давлений, — Русская Империя, превратится в ваш могильный камень. Ибо отказаться от наследия Рюрика, от святой киевской земли, отказаться от завоеванных нами Бессарабии, Новороссии, Крыма, Донской области, Прикавказья и Черного моря, вы сами понимаете, России нельзя. Стало быть, вечный мир с Россией вы хотите променять на вечную войну? Не себе ли, предатели, вы роете этим яму?»

(«Могильщикам России», газета «Новое время», 14 февраля 1914).

«Это суровый императив»

Ознакомившись с работой А.Ю.Минакова, ваш автор порылся по сусекам, и обнаружил в библиотеке несколько примеров российской украинистики, не вошедшей в описываемое издание, но не менее «вкусных».

Антисоветский и консервативный публицист Иван Лукьянович Солоневич (1891-1953), в статье «Разбиратели русской земли» (газета «Наша страна» N 25 за 1948 год, Буэнос-Айрес), утверждал:

«Мужик и рабочий, города, промышленность и транспорт составляют 99.5% населения Украины, которые будут то ли бюллетенями, то ли пулеметами голосовать против всякой самостийности, и самостийники знают это не хуже меня. За самостийность будет голосовать какая-то кучка украинских журналистов и писателей, актеров и переводчиков — вообще профессионалов украинцев. Но это будет только полпроцента населения всей страны».

Вот под таким шапкозакидательским настроем шли застрельщики «Русской весны» в 2014-м. Оказалось, однако, что все куда трагичней. В этом плане мне видится совершенно адекватной позиция Василия Васильевича Зеньковского (1881, Проскуров — 1961, Париж), министра исповеданий правительства гетмана Скоропадского (1918):

«Украина должна считаться с тем, что Россия ни за что никому не уступит Украину — как бы ни складывались исторические обстоятельства, какова бы ни была воля самой Украины. Даже против воли Украины она должна быть в составе России — и это должны твердо и раз и навсегда понять украинские политики, если они хотят понимать реальную политическую обстановку... Если Украине будет угодно воевать с Россией — пусть воюет, — но чего бы России не стоила война с Украиной, она будет вести ее «до победного конца». Вопрос, который стоит на очереди, заключается поэтому не в том, быть или не быть Украине в составе России — вопроса здесь нет потому, что это пребывание Украины в составе России есть неотвратимая историческая необходимость; вопрос идет только о том, как ей быть в составе России».

(Цитируется по книге: В.В.Зеньковский, «Пять месяцев у власти», М., 2011, с.328-329).

(На обложке книги – картина Г.Седестрема «Мазепа и Карл XII после Полтавской битвы на берегу Днепра» (1880).

Николай КАБАНОВ.

Подпишись на наш телеграмм канал и узнай первым о выходе анонсов самых обсуждаемых новостей
Комментарии к новости
Добавить комментарий