Охота, ампир и бидермейер в Рундале » Земляки |Новости СНГ
/ 06 июнь 2017 Просмотров: 475

Охота, ампир и бидермейер в Рундале


Два из них располагаются на грандиозной выставке на первом этаже дворца — «От готики до югендстиля». На этот раз директор музея доктор искусствоведения Имант Ланцманис открыл залы стиля ампир и бидермейер.

Наследие Межотне и Павловска

— Стиль ампир был характерен для интерьеров первой половины XIX века, — говорит Ланцманис. — Он связан с работами архитекторов Шарля Персье и Пьера Фонтена, появившихся в Париже в 1801 году.

Одна из доминант зала ампир — реконструкция стенной росписи дворца в Межотне, портреты Шарлотты фон Ливен, воспитательницы Павла I, которую «приставила» к своему сыну в детстве Екатерина II, и владельца Межотненского имения, сына Шарлотты, Иоганна фон Ливена.

Здесь же и характерная для того времени мебель на «львиных ножках», карточные столики, пять бронзовых каминных часов, фарфор из России, Франции и Германии.

Есть и уникальная вещь — банкетка из Павловского дворца, подписанная известным архитектором Андреем Воронихиным.

— Это была часть меблировки Павловского дворца, созданной для вдовствующей императрицы Марии Федоровны, супруги Павла I, — поясняет Ланцманис. — Вся мебель была сделана по проекту Андрея Воронихина. Он сделал эскиз для этой банкетки. И по сей день во дворце Павловска можно увидеть остальные банкетки. А вот как одна из них — та, которая хранится у нас — исчезла оттуда и почему — загадка. Мы купили ее в Риге. Некоторое время мы даже не знали, что это такое. Потом вижу на ней подпись, потом читаю в книге — да, Воронихин, эскиз 1804 года, Павловский дворец!

Царские подарки

У нас выставлена очень хорошая ваза, сделанная на Императорском заводе в Санкт–Петербурге, который в советское время назывался Ломоносовским. Она датирована 1820–ми гг., это позднее время Александра I.

На вазе свою подпись поставили два художника — Василий Мещеряков и Семен Голов. Именно они всегда делали самые лучшие вещи для царских подарков. Буквально недавно на аукционе в Лондоне продавали две вазы, которые тоже были подписаны Мещеряковым и Головым. Значит, это был самый высший класс в своем жанре.

Нашу вазу мы купили лет 35 назад в Риге у частного коллекционера. Нам предложили ее для Рундале, и мы уже тогда поняли, что это за сокровище.

Сервиз для завтрака Севрской мануфактуры «Тет–а–тет» — очень большая редкость, потому что в Севре тогда изготавливали все в очень маленьких количествах. На на нашем сервизе значится — Manufacture Imperiale de Sevre — это еще Наполеоновская эпоха, 1814 год. Мы купили его на аукционе в Париже. Все из Севра обычно очень дорогое, и у нас немного вещей оттуда. А этот сервиз нам нужен был для зала ампир, поэтому решились его купить.

Цветы на жардиньерках и подушках

Вошедший в обиход с 1820–х стиль бидермейер во Франции еще называли стилем Карла Х. Активное развитие его в России и Германии повлияло и на дизайн интерьеров в Курляндии. Тут уже никаких военных орнаментов и голов Медузы горгоны — их сменяют цветы и узоры из них, повсюду и в самых разных вариантах. Домашний уют, мебель из карельской березы, ясеня и клена, обилие диванчиков и подушек — характерные приметы бидермейера.

— В зале бидермейера у нас очень много подарочных вещей, — рассказывает Ланцманис. — Одна почтенная дама, врач, подарила нам свой диван карельской березы. Типичная вещь бидермейеровской эпохи. Бидермейер тем и отличается от ампира, что там нет никаких военных эмблем, очень уютные цветочки, рога изобилия, все очень мило, обыденно и по–домашнему.

Кроме того, там есть вещи из завещанного нам профессором Ромисом Бемом, известным историком искусства. Его вдова переписала это на нас, и после ее кончины мы все получили. Там есть уголок Бема, где все очень мило — его картины, стулья.

Самые последние вещи в бидермейровский салон, которые мы получили накануне открытия этих двух новых залов, пришли из Берлина. Очень хорошие вазы Берлинской мануфактуры. Она славилась хорошим качеством, но была мелкосерийным производством, как и Севр.

Вазы датированы примерно 1830 годом. На них розы, дельфинии и герань. Во время бидермейера разводили цветы не только в садах, но и в комнатах, где стояли жардиньерки, полные зелени. И если их не было в комнате, то их вышивали на подушках, которые лежали на диванчиках».

Охотники с собаками и трофеями

Изюминкой Охотничьего кабинета, который открыли на втором этаже, стала вновь приобретенная картина. Кабинет и так увешан полотнами голландских художников Мельхиора де Хондекутера, Яна Веникса и Абрама Хондиуса. А сейчас там появилось большое полотно «Охотники с собаками» Юриана Якобса, датированное 1647 годом.    

— Эту картину мы приобрели в Гамбурге, — поясняет директор музея. — Юриан Якобс, ученик знаменитого Франса Шнейдера, был придворным художником при наместнике голландской провинции Фрисландия. Он делал для наместника главным образом именно вещи, связанные с охотой. Видно, что это неординарный художник — он не просто изобразил охотничью картинку, но много добавил от себя. Псарь целует собаку — это все так живо, мило. Мы были бесконечно рады этой картине, тем более что с ней связана целая история.

Она была сначала предложена потенциальным покупателям в Вене на аукционе дома «Доротео»  в качестве музейной вещи. И оценена в 20–30 тысяч евро. Для нас слишком дорого… Но ее никто не купил, и она попала в Гамбург, в другой аукционный дом, где мы купили ее за 10 000 евро. Нам очень повезло. На самом деле она стоит все 100 000.

Охота была одним из любимых занятий и герцога Эрнста Иоганна, и его сына Петра, а графы Шуваловы, последние владельцы Рундальского дворца, главным образом приезжали поохотиться в здешних угодьях. Поэтому в витринах изящных стеклянных шкафов — и ружье XVIII века, и охотничьи ножи, и патронташи, и хрустальные бокалы с гравировкой на тему охоты. А отдельно выставлена редкость — серебряный охотничий бокал, подаренный польским королем Августом II герцогу Эрнсту Иоганну Бирону.

По соседству с кабинетом — ванная комната с сидячей ванной XVIII века, оловянным умывальником, стульчиком с ночным горшком и прочими умывально–туалетными атрибутами.

Внизу, в вестибюле дворца, развернуты две выставки, которые можно осмотреть до 17 июля — «Охота в картинах художников» и «Золотые рога в Рундале», где собраны охотничьи трофеи — рога оленей, косуль и лосей, которыми поделились охотники со всех уголков Латвии.

В Рундале на праздник в этот раз собралось не слишком многочисленное общество, но, как всегда, пожаловал наследник герцогского рода — Эрнст Иоганн Бирон, физик по профессии, его супруга Элизабет, художница и журналист, и брат Михаэль, адвокат. Они пенсионеры, но продолжают активную общественную деятельность. Элизабет пишет картины, ее муж занят благотворительной работой — организует в родном Мюнхене и окрестностях концерты для больных в госпиталях, для обитателей домов престарелых и тех, кто не так часто может позволить себе видеть артистов на сцене.

Наталья ЛЕБЕДЕВА. 

Подпишись на наш телеграмм канал и узнай первым о выходе анонсов самых обсуждаемых новостей
Комментарии к новости
Добавить комментарий