Опубликовано: 16 декабрь 2017 г.

Западня для разведенных женщин: в Эстонии мужчины часто мешают бывшим женам начать новую жизнь

Западня для разведенных женщин: в Эстонии мужчины часто мешают бывшим женам начать новую жизнь
Многие женщины и после распада брака остаются заложницами своих экс-супругов: они не могут начать новую жизнь, так как муж фактически держит их в заточении, манипулируя их любовью к детям.

Юрист Meрлe Aльбрант сообщает, что в Эстонии очень часто разведенный супруг мешает бывшей жене начать новую жизнь. Женщина с детьми оказывается прикована к прежнему месту жительства. Если женщина хочет переехать с детьми в другую часть города, перевести их в другую школу или детский сад, муж просто-напросто не дает на это согласия. Для того, чтобы официально зарегистрировать новое место жительства ребенка, по закону необходимо согласие обоих родителей. Оформить это при взаимном согласии – дело нескольких минут, но если муж против, женщине приходится обращаться в суд и вести долгую, трудную и дорогостоящую борьбу.

Даже в отпуск не поехать

Для того, чтобы выехать с ребенком за границу на новое место жительства или даже просто в отпуск, тоже следует иметь согласие обоих родителей. И многие экс-мужья пользуются этим обстоятельством для психотеррора. Мол, хочешь за границу – катись! Но ребенок останется здесь! По мнению психолога Юлле Kaльвик, ситуация становится абсурдной.

Для выезда за границу на ПМЖ у женщины, по словам Кальвик, бывают разные причины. Случается, что разрыв доставил столько горя, что просто хочется уехать куда подальше. «К тому же мы живем в свободной европейской стране, никто не заставляет нас жить именно здесь, - говорит психолог. – Заметную роль в желании контролировать передвижения экс-супруги играет стремление к психотеррору, т.е. к моральному насилию, выражающемуся в стеснении и издевательстве. Мужчина не дает спокойно жить ни ребенку, ни его матери».

На счету юриста Мерле Альбрант много боев в суде за женщин, которые стремились избавиться от той ямы, которую вырыл для них экс-муж. Вот пример. Женщина хочет уехать с ребенком в Германию, у нее там место работы, жилье, все необходимое. А отец ребенка не дает согласия. Альбрант защищала интересы этой женщины в суде, после долгого и изнурительного процесса женщина получила все-таки возможность начать новую жизнь, но все время, пока шла судебная тяжба, ребенок не имел права поехать с матерью в Германию – хоть на два дня.

Процесс удалось выиграть, доказав, что на первом месте стоит благополучие ребенка. «В вопросах о праве опеки суд должен исходить из интересов ребенка, - подчеркивает Альбрант. - В ходе судопроизводства выяснялось, что в большей степени отвечает интересам ребенка: уехать с матерью в Германию или остаться с отцом в Эстонии. Закон гласит, что суд должен учитывать то, какой вклад каждый из родителей внес в воспитание ребенка, кто на самом деле заботился о нем. Надо выявить, у кого из родителей более тесная душевная связь с ребенком. Суд обязан рассмотреть готовность обоих родителей заниматься воспитанием ребенка и их материальное положение».

Однако судебный процесс о правах опеки может длиться годами.

Некоторые отцы, по словам Кальвик, пользуются желанием матери уехать за границу, чтобы скомпрометировать ее в глазах ребенка: «Смотри, какая она плохая, хочет увезти тебя от меня, а ведь я так тебя люблю!» И дети говорят на суде: «Папочку жалко, он будет плакать оттого, что никогда меня больше не увидит».

По словам Альбрант, очень многие отцы заявляют, что хотят заботиться о детях наравне с матерями, только тогда, когда дело доходит до назначения алиментов.

«Если отношения развивались на фоне психического или физического насилия, то можно с уверенностью сказать, что отец вдруг стал белым и пушистым только оттого, что не хочет платить алименты, - утверждает Альбрант. – Это вводит ребенка в заблуждение – до сих пор отец не интересовался им, а теперь вдруг стал таким заботливым, покупает подарки. Ребенок так долго мечтал о добром папочке – и вдруг получил его. В том случае с отъездом в Германию отец четыре года не искал контакта с ребенком, а тот вдруг захотел его воспитывать и отобрать у матери».

Hе ради ребенка, а корысти ради

Aльбрант замечает, что после получения права опеки отец как-то вдруг теряет интерес к ребенку и не дает себе труд заботиться о нем. На практике такой папаша устраивает ребенка в детский сад или призывает на помощь всю родню. Но доказать в суде, что отец на самом деле не проявляет заботу, очень сложно.

За ограничением возможности передвижения женщины и спорами о праве опеки часто стоят материальные интересы мужчины.

«Если при анализе обстановки в семье обнаруживается, что для мужчины деньги очень важны, а для авторитарных и склонных к насилию – физическому или психическому – мужчин деньги очень важны, можно ожидать, что вслед за вопросом о пособии для экс-жены немедленно последует ходатайство разведенного мужа о праве опеки над ребенком. – говорит Альбрант. – Месяца два или около того тому назад, одна мать вынуждена была обратиться в суд, так как экс-супруг выплачивал алименты в размере 30-40 евро в месяц. Это просто издевательство. Мать сообщила, что дети живут в нищете. Я тут же инициировала иск о пособии, и на это немедленно последовало заявление мужчины, что он хочет часть детей взять жить к себе».

От уплаты алиментов уклоняются и самые богатые мужчины. «Тот конкретный мужчина был очень богат, - вспоминает Альбрант. – С помощью денег он хотел держать под контролем и бывшую жену, и детей: мол, смотрите детки, когда вы живете со мной, то у вас все есть, а когда с матерью, то бедствуете!»

Для контроля над бывшей супругой используются различные методы. Например, запугивание. «Оскорбленный» бывший благоверный звонит жене на работу, друзьям, родственникам, прикрывает денежный кран, отказывается делить совместно нажитое имущество, выбрасывает жену на улицу. А если она возвращается – набрасывается на нее с бранью, а то и с кулаками, чтобы показать, кто в доме хозяин.

К числу мер психотеррора относится и похищение детей. «В последнем таком случае ребенок исчез на восемь месяцев. Наконец, с помощью полиции и судебного исполнителя мы его нашли. Но и после похищения за отцом осталось право общаться с ребенком. Можно сказать, что суд принес женщину в жертву», - говорит Альбрант.

Добрый папочка водит домой проституток

По словам Кальвик, наиболее агрессивны мужчины, занимающие высокое положение в обществе. Это либо руководители, либо крупные бизнесмены. Они считают, что правы во всем и что им все дозволено. Уверенность, с которой они говорят в суде о своей любви к детям (или более материальные аргументы?) приводит к несправедливому решению, мать, совершенно убитая такой несправедливостью, рыдает – и ее отправляют на судмедэкспертизу».

Kaльвик приводит в пример совершенно вопиющий случай. Отец ушел из семьи и стал водить к себе таиландских проституток. Ребенка заставляли в это время навещать отца. Сейчас суд рассматривает ходатайство этого нувориша, который грозится вообще отобрать ребенка у матери. Вероятно, он хочет, чтобы девицы легкого поведения из Таиланда заменяли ребенку мать. Органы опеки же утверждают, что отец прав, а заявления матери бездоказательны.

По словам Кальвик, суд часто вынуждает к компромиссу мать, а не отца, а органы защиты детей тем более на стороне отцов. Мол, отец имеет право на новую жену, новую семью, новых детей. А мать?

Рекомендуется к просмотру: 

Let's block ads! (Why?)
Автор публикации: Kollane
Просмотров: 106
Комментарии Ответить через Вконтакте Ответить через Facebook
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Код:
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите код: